Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
535532
с 28.11.2010

путешествия > Россия и СНГ > Владимир, Суздаль, Юрьев-Польский


Дата: 28.05.2006

Погоду синоптики пообещали плохую: пасмурно и дожди. Но билеты уже были куплены, гостиница «Заря» забронирована простым телефонным звонком, маршрут составлен, так что ничего другого нам не оставалось. В 14.00 в пятницу мы выезжаем из Москвы с Курского вокзала, чтобы в 16.05 выйти во Владимире.

Владимир, несмотря на то, что некоторое время (с середины XII до середины XIV в) он был официальной столицей Русского государства, а сейчас входит в Золотое Кольцо, с точки зрения архитектурных памятников представляет небольшой интерес: древние монументы, интересующие таких продвинутых туристов, как мы, можно буквально пересчитать по пальцам одной руки. Церкви XVIII-XIX вв. попадаются гораздо чаще, но мы им уже не уделяем никакого внимания.

Перво-наперво мы едем в гостиницу. Вокзальная площадь пребывает в раскопанном состоянии, поэтому троллейбусов на ней нет, но я по старой памяти выхожу на основную магистраль города – Большую Московскую улицу, и через 10 минут мы уже едем на автобусе (надо сказать, что городской транспорт в городе работает очень хорошо, но по названиям конечных остановок трудно сориентироваться). Наш номер на 10-м этаже, в нем нет ни холодильника, ни даже одежного шкафа (две звезды, что поделаешь), да и с видом не повезло. Мы бросаем ненужные вещи и налегке (два фотоаппарата, карта и «неприкосновенный запас») отправляемся гулять.

Наша сегодняшняя цель – храм Покрова на Нерли. Мы проезжаем буквально через весь город – Золотые Ворота, Успенский и Дмитриевский соборы проплывают мимо, – делаем пересадку на автобус до Боголюбово – загородной резиденции сына Юрия Долгорукого, князя Андрея Боголюбского. Некогда это место было княжеским двором, сейчас же - просто поселок при древнем монастыре, многократно перестраивавшемся. По преданию, здесь остановились лошади, которые везли чудотворную икону Владимирской Божьей матери, посему место считается любимым Богом. Отсюда мы идем пешком, пересекаем железную дорогу (Москва – Нижний Новгород) и выходим на просторный заливной луг, в конце которого стоит игрушечная церковь. Храм Покрова на Нерли был построен в 1165 году и с тех пор лишь утратил галереи-гульбища, опоясывавшие его с трех сторон. Никаких позднейших перестроек на его долю, к счастью, не выпало, хотя в 1784 г. Игумен Боголюбова монастыря просил разрешения разобрать его на кирпичи для нужд монастыря. Интересно то, что каждую весну он оказывается на острове: так высоко поднимается вода, но древние строители возвели такой фундамент на искусственном холме, что Нерль и Клязьма за восемь веков не смыли его.

Этот храм сфотографирован со всех сторон, особенно любят его снимать с западной стороны, где расположено небольшое озерцо, в котором он так умиротворяюще отражается. Сегодня тихий день, и мы тоже тратим пленку на подобные кадры – снимаем общие планы, отдельные детали каменной резьбы (что требует немалого времени: Солнце то и дело скрывается за облаками) – и в результате не успеваем попасть внутрь: в 19.00 дверь запирается, и нам ничего не остается делать, как, погуляв вокруг, повернуть назад, наслаждаясь тишиной и пением жаворонков, ароматами травы и пролетающими желтыми трясогузками. А знали ли вы, что на Руси трудно было найти резчика по камню: князья отбирали лучших резчиков по дереву и заставляли их учиться этой вредной профессии, в результате чего юноши умирали от пыли в расцвете сил.

Мы возвращаемся в город и при закатном свете любуемся двумя другими древними соборами. Пятиглавый Успенский собор в его нынешнем виде был построен в 1234 г., а в 1810 г. к нему пристроили колокольню в стиле классицизм, сильно дисгармонирующую со скромностью древнерусских архитектурных форм (что любопытно, не с запада, как положено строить колокольни, а с севера). Жаль, что большевики её не снесли в свое время: очень трудно найти ракурс, в котором оставался бы только один собор. В 1238 г. его сожгли татары, но здание устояло, в 1408 г. его своды расписали Андрей Рублёв и Даниил Чёрный, а Аристотель Фиораванти, строя Успенский собор Московского Кремля подражал формам этого шедевра. Маленький Дмитриевский собор, построенный в 1193-97 гг. князем Всеволодом Большое Гнездо, на первый взгляд по пропорциям похож на церковь Покрова на Нерли. Он очень богато украшен каменной резьбой, изображающей наряду с ликами святых и языческие символы: Симарглы, древо Мира (знакомое нам по букве Ж), а академик Борис Рыбаков - автор двухтомника «Язычество древних славян» и «Язычество древней Руси» - утверждает, что и Дажьбог тоже попал в роспись древних мастеров. Понимаете, насколько священным для русского человека получился этот собор?

Рядом с ним есть смотровая площадка, очень удобная для фотографирования обоих храмов, а также шикарного вида на противоположный, низкий, берег Клязьмы.

После ужина в ресторане неподалеку от Золотых ворот, по-видимому, достаточно шикарном для Владимира, судя по строго одетой публике и дуэту, исполняющему под «минусовку» популярные песни (в том числе, конечно же, «Владимирский централ» - а мне казалось, что здесь не любят эту песню), мы отправляемся спать.

На следующий день подъем назначен на 8 часов. Мы быстро завтракаем и вновь отправляемся на Соборную площадь: освещение неблагоприятное, утро выдалось пасмурным. Ветер нещадно пытается нас сдуть с вершины холма, но мы делаем своё фотодело и отправляемся на автовокзал.

Через час мы в Суздале – городе, известном с середины XI века, городе, сыгравшем немалую роль в духовном развитии Руси, городе, сильно пострадавшем от польско-литовского нашествия начала XVII века, городе, пришедшем в упадок после того, как железная дорога прошла мимо него. Суздаль похож на Ростов-Великий: много памятников архитектуры и иностранных туристов на фоне одно- и двухэтажных домиков с наличниками и палисадниками, домиков, люди в которых, кажется, просто устали от подобной известности своей малой Родины и по-прежнему живут как будто несколько веков назад…

Пока едем на маршрутке, пропускаем нужную остановку в центре города и уезжаем ближе к окраине, к самому богатому монастырю города – Спасо-Евфимиевскому. Рядом с ним посещаем небольшой посадский дом конца XVII века, рассчитанный на небольшую семью. Это – один из немногих памятников чисто светского происхождения, оставшийся нам от времен, когда деревянные жилые дома только-только начали заменяться каменными. Экспозиция воспроизводит домашнюю обстановку богатого посадского жителя, возможно, купца.

Главный собор монастыря – Спасо-Преображенский – относится к XVI веку и характерен для того времени: он массивен, но не производит впечатление тяжелого. Рядом с ним находятся мавзолей над могилами князей Пожарских (да-да, Дмитрий Пожарский был именно суздальским князем), сделавших немало пожертвований в этот монастырь, а также трехпролетная звонница в стиле псковской архитектуры. На звонницу мы купили билеты по 100 р. в надежде на прекрасный вид. Увы, вид со звонницы сильно загроможден собором и другими церквями, хотя и позволяет сделать пару-тройку интересных, на мой взгляд, кадров. Два солидных мужчины в костюмах, белых рубашках и галстуках вещают про историю постройки (как и следовало ожидать, она была построена в несколько приёмов), про то, как монахи носили наверх гирьки от часов, устроенных по принципу хорошо известной «кукушки», про висевшие ранее колокола. Но всё равно мы не разочарованы, потому что в конце экскурсии мы становимся слушателями и свидетелями работы звонаря. Большие колокола, оказывается, приводятся в движение ножной педалью, языки средних присоединены с особому столбику на помосте и звучат по мановению левой руки звонаря, а в правой находятся веревки от самых маленьких, зазвонных, колоколов. Эти двое мужчин оказались звонарями (учителем и учеником), а наблюдение за их работой, напоминающей танец, входило в программу экскурсии. Я не слишком силен в звонах, хоть мне и доводилось слышать Ростовскую звонницу, но впечатление было потрясающим, звуки пробирали насквозь, вибрировали где-то глубоко внутри. Это было чарующе-сильно. А мы-то поначалу просили тех мужчин быть по возможности краткими, ведь нам столько еще надо сегодня посмотреть! Те 10 минут, которые продолжался звон, стоило пережить, и если представится возможность, мы будем не прочь повторить этот волшебный опыт. Судя по аплодисментам снизу, звон собрал немалую аудиторию, недаром в лавке сувениров был и диск с записями. Может быть, стоило приобрести?

Выйдя из монастыря, любуемся видом другого – Покровского, в который за его долгую историю было сослано немало княгинь, начиная от жены Василия III, Соломонии Сабуровой, якобы бесплодной, но родившей здесь мальчика с неизвестной судьбой, и заканчивая Евдокией Лопухиной, женой Петра I, матери царевича Алексея. Перейдя через речку по деревянному мостику, на котором рыбачат мальчишки, попадаем в сам монастырь, который намного меньше и выглядит беднее, но здесь тоже попадаются экскурсионные автобусы, а на территории стоят большие избы, на одной из которых гордая надпись Reception – это гостиница «Покровская».

Дальше мы идем берегом тихой речки, Каменки, на которой и расположился город, выходим к краю большого заливного луга, над которым носятся чайки, минуем несколько не слишком старинных церквей (как и во Пскове, здесь характерно парное строительство храмов: маленьких теплых, или зимних, и более роскошных «холодных», в которых богослужение проводилось только летом). С этого берега открывается вид на Кремль, вернее, на то, что от него осталось: Рождественский собор, строительство которого было начато в XII веке, шатровая соборная колокольня (1635), сложный комплекс Архиерейских палат да привезенная из села Глотова, где якобы родился будущий царь Михаил Романов, деревянная Никольская церковь (1766), положившая начало музею деревянного зодчества. Впереди виднеется еще одна деревянная церковь – это сам музей деревянного зодчества. Подумав и увидев толпу, выходящую из нескольких экскурсионных автобусов, понимаем, что здесь мы увидим приблизительно то же самое, что и Витославлицах под Новгородом, а фольклорного праздника на сегодня не намечено, посему решаем направить свои стопы в сторону Кремля. Снова переходим речку по деревянному мостику, построенному явно максимум года два назад: доски совсем новые, рядом виднеются остатки аналогичного сооружения, к которому был проложена асфальтированная дорожка.

Первым делом мы попадаем в те самые архиерейский палаты: здесь располагается самый лучший ресторан не только в Суздале, но и во всей области – «Трапезная». Якобы он на этом месте в течение трехсот лет. Мы пробуем сразу несколько фирменных блюд: салаты «Птичьи гнезда» с перепелиным яйцом и «Архиерейский», жульен из судака, уху из осетрины (ностальгия по детству, когда у нас были знакомые рыбаки на Волге…). А такой нежнейшей свинины («Мясо по-монастырски» и «Свинина по-суздальски») мы не пробовали никогда! Ну и конечно, заказываем медовуху – напиток похож на квас, но вкуснее и хмельнее. Я стал больше уважать русскую кухню. И обошлось нам это в 1200 р. на двоих.

Лениво гуляем по Кремлю, после чего продолжаем нашу экскурсию по городу. Самое интересное уже позади, но меня интересует 72-метровая колокольня, построенная в честь победы над Наполеоном: вдруг на неё можно забраться? Подойдя поближе, убеждаемся, что она запущена. Формально здесь монастырь, но фактически – лишь небольшой фрагмент стены да остатки какой-то церкви, на лужайке пасется белый с рыжими пятнами бычок, а неподалеку женщина усердно разравнивает какую-то грядку. Делаем несколько снимков бычка, он настолько дружелюбен, что позволяет себя погладить, а сам в это время обнюхивает нас.

Затем мы еще раз возвращаемся к Кремлю, немного гуляем вдоль речки, а потом отправляемся на автовокзал.

По возвращении во Владимир мы еще успеваем осмотреть Успенский собор. Он сейчас действующий, и в нём идет служба, но это нам не мешает: древняя роспись Андрея Рублева сохранилась лишь на небольших участках свода. Всё остальное – явный новодел. Далее мы заходим и в Дмитриевский собор, убеждаемся, что там музей, но значительную часть экспозиции (фрагменты старинной росписи, декор столпов, изображения реконструкций) видно и так.

Зелеными улицами мы идем в Успенский Княгинин монастырь, в котором сохранился одноглавый собор XVI века, построенный в московском стиле.

Наконец, мы доходим до Золотых Ворот.

Золотые Ворота - парадный въезд в древний город и символ современного города - были построены в 1164 году и с тех пор неоднократно перестраивались, так что к сегодняшнему дню от древнего здания остались лишь две мощные белокаменные стены в основании, сильно ушедшие в землю за истекшее время. С обеих сторон к башне примыкали земляные валы высотой до 9 м с рублеными стенами. Небольшой фрагмент вала сохранился и по сей день. Рядом с воротами стоит старообрядческая Троицкая церковь.

На третий день у нас не было запланировано ничего особенного, и мы решили отправиться в Юрьев-Польский - город, основанный Юрием Долгоруким в 1152 г. в центре богатого ополья. Этот город, находившийся в стороне от бурных распрей русских князей, но пострадавший и от татар, и от поляков, был известен Георгиевским собором, в своем роде, лебединой песней архитектурного искусства Владимирской Руси. Я видел его изображение в книге Рыбакова: великолепный образчик в стиле Покрова на Нерли и Дмитриевского собора, украшенный каменной резьбой еще более богато, нежели последний, и тоже передающий в своем орнаменте языческие сюжеты.

Автобус шел полтора часа по живописной местности, петляя по холмам и спускаясь в овражки, пересекая речушки проезжая по берегам небольших озер. Сам город очень маленький, и живет он, кажется, тем же темпом, что и уездный городок век-два назад (я недавно говорил это в отношении Суздаля? Здесь это проявляется в значительно большей степени!). Хорошо сохранился вал XII века высотой 7 м, внутри которого расположен Михайло-Архангельский монастырь с шатровой колокольней XVI в., собором и деревянной Георгиевской церковью XVIII века, сработанной одним лишь топором. На площади перед валом стоят торговые ряды, один вид которых вынес у меня в памяти полузнакомое слово «лабазы». А вот и сам Георгиевский собор, спрятавшийся за огромной красного кирпича поделкой начала XX века. Увы, время его не пощадило: в начале XV столетия верх его обрушился, и в 1471 г. князь Иван III прислал из Москвы мастера Ермолина для его восстановления. Трудно сказать, сделал ли приезжий мастер, увидев просто груду камней, всё возможное. Он лишь облицевал фасады резными камнями, расположив их как попало, нарушив стройные ряды орнамента и превратив собор в каменную загадку. Судя по всему, он лишил собор части его первоначальной высоты и дополнительно утяжелил храм, снабдив его широким и низким барабаном и массивной луковичной главкой. Остается только догадываться, каким же этот собор был в его первозданном виде. А у Рыбакова как раз и приведен вариант его реконструкции. Тем не менее, мы фотографируем и этот памятник, целиком и отдельные фрагменты резьбы, и возвращаемся во Владимир, чтобы еще раз съездить к храму Покрова на Нерли (на этот раз мы, прежде всего, идем внутрь, чтобы увидеть не только изначально скромное убранство церкви – белые стены и львов на колоннах, - но и разрушающее гармонию подобие алтаря с несколькими свечками) и неспешно прогуляться по Соборной площади до Золотых Ворот и дальше, мимо купеческих домов столетней давности и краснокаменной церкви Михаила Архангела в стиле модерн.

Забираем в гостинице рюкзак и в ожидании поезда коротаем время за бокалом молочного коктейля с грейпфрутовым соком. Очень вкусно.

Понедельник, 00:55. Поезд приходит на Курский вокзал, и мы несемся сломя голову, чтобы успеть на последний поезд метро.

Кстати, синоптики ошиблись: была лишь одна гроза, пока мы возвращались из Суздаля, и Солнце нас радовало, хоть и часто скрывалось за облаками. И даже ветер нас не сдул, как ни старался.

Юлины фотографии из этой поездки.



Предыдущее: Санкт-Петербург. День 1й. Белая ночьВернуться к списку путешествийСледующее: Волоколамск

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.