Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
546343
с 28.11.2010

путешествия > Россия и СНГ > Зарайск - Старая Рязань


Дата: 10.06.2014

Мне давно хотелось попасть в Рязань, даже не знаю почему. Кремля в этом городе нет, древнейших соборов тоже, мама год назад говорила, что в городе смотреть особо не на что, но тем не менее… А ещё я слышал про чудесный город Зарайск, в который удобно заехать по пути. Рекламные плакаты на дорогах «Путешествуй по Подмосковью», изображающие двухшатровую Никольскую башню, только укрепили мою уверенность в том, что путешествие будет интересным.

Чтобы избежать пробок по Рязанскому шоссе, мы решаем стартовать с дачи и едем приятной дорогой берегом Оки от Ступино до Озёр, любуясь заливными лугами и громадой Каширской ГРЭС. После Озёр, города, известного выпущенным к Олимпийским играм шоколадом с наклейками, пересекаем Оку по понтонному мосту. С обеих сторон – автобусные остановки: маршрутный транспорт следует через реку без пассажиров, а люди не торопясь идут сами. Скорость на мосту ограничена 30 км/ч, а металлическое покрытие с насечками и не предполагает более быструю езду. Взбираемся на высокий берег и 30 километров едем по прямой, как стрела, дороге среди полей и перелесков, пока, наконец, не выезжаем на берег реки Осётр, с которого открывается вид на Зарайский кремль и пару церквей, утопающих в зелени.

Прямо рядом с кремлем есть удобная парковка, и мы попадаем внутрь.

Здесь очень мило. Две церкви, пара небольших зданий, летняя эстрада – вот и все постройки. Остальное пространство занято клумбами и газоном, а еще, к радости детей, площадка с качелями-каруселями. Одна пара качелей соединена между собой: сиденья расположены настолько близко, что, качаясь не в фазе, дети могли бы столкнуться локтями.

Короче говоря, у Юли есть прекрасный шанс вдумчиво сфотографировать всё, что душа пожелает. Хочешь – панораму, хочешь интерьер соборов.

В большем из них (Иоанна Предтечи, выстроен в 1904 г. на средства купцов Бахрушиных, создавших в городе, помимо того, школу для девочек, богадельню и больницу) по центру в крестовинах стоят березки, а на полу разложено сено: недавно праздновалась Троица.

Комментарий Юли:Я, честно говоря, не представляю, что за праздник Троица и какое отношение к его празднованию имеет сено, разложенное на полу храма? Гуглить лень ;-).

Второй, более старый (Никольский, конца XVII в.), находится в процессе реставрации.

Комментарий Юли: Я обхожу кремль вокруг, пока Вадим ведёт детей к машине и загружает в неё: дети уже потихоньку мечтают об обеде и даже лёгкий перекус (из бананов и абрикосов) не спасает.

Погуляв по Кремлю, изучаем окрестности: торговые ряды, часть которых занята автовокзалом, небольшой рыночек с видом на Троицкую церковь.

История Зарайска, как и происхождение его названия, связана с очередной чудотворной иконой.

В 1223 году с юга на Русь двинулось великое степное воинство. Вышедшие ему навстречу, на реку Калку, русские дружины полегли в жестокой сече. Но победители вдруг повернули коней и исчезли, словно наваждение, в просторах Дикого поля, оставив потрясенных русичей гадать, что за неведомый народ вторгался в их пределы. А на следующий год в далекой Корсуни, причерноморской греческой колонии, священнику Евстафию привиделся вещий сон, трижды повторившийся. Ему явился Николай Чудотворец и повелел отнести свою икону из местного собора в землю Рязанскую, дабы поддержать дух русского народа в грядущих испытаниях: «Там хочу пребывать, и чудеса творить, и место то прославить». Так записано в «Повести о Николе Заразском».

Летом 1225 года Евстафий с семейством и заветной иконой подходил к селению Красному, вотчине княжича Федора, сына рязанского князя Юрия Ингоревича. У околицы его уже ждал Федор с жителями. Оказалось, и ему привиделся во сне Никола, обещавший прибыть в этот день в его селение. По преданию, на том месте, где пал Федор на колени перед корсунской святыней, забил целебный источник — в народе его прозвали Белым колодцем.

С тех пор и до конца XIX века 29 июля (по старому стилю), день встречи иконы, отмечался в Зарайске как особый праздник. Сама же икона (точнее — ее поздний список) находится в московском музее имени А. Рублева. В 1237 году татарские полчища вновь ринулись на Русскую землю. Одной из первых пала Рязань. Князь Юрий погиб вместе с ее защитниками. «Повесть о разорении Рязани Батыем» рассказывает: «И не осталось во граде ни одного живого: все <...> единую чащу смертную испили». Княжич Федор был убит ранее в ставке Батыя, куда он отправился с посольством. Хан будто бы проведал, что жена Федора — редкостная красавица, и потребовал: «Дай мне, княже, видети жены твоей красоту». На что Федор ответил: «Не пристало нам, христианам, тебе, нечестивому царю, водить жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, то и женами нашими владети начнешь». Такие слова стоили Федору и его спутникам жизни.

Уцелел лишь воспитатель княжича, боярин Апоница. Он и привез в Красное горестную весть княгине Евпраксии. Та, чтобы избежать позорной участи пленницы, подхватила младенца, сына Ивана, и бросилась с высокой башни на землю, «заразившись до смерти» — «умерла за раз». С той поры селение якобы и стали звать Заразском. Так ли все было на самом деле? Трагическая история известна по «Повести о разорении Рязани Батыем», написанной столетие спустя после событий.

Шло время, Русь сбросила иго Золотой Орды. И все же молниеносные разорительные татарские набеги на Москву продолжались. Один из них случился в 1527 году. Русские воеводы с полками встретили противника под Зарайском, и завязалась ожесточенная битва. Летопись сообщает, что в Зарайске в это время жил некий татарин Алай. Задумав помочь единоверцам и ослабить дух русского войска, он поджег Никольскую церковь. Не сразу поддался старый деревянный храм огню, только с третьей попытки побежали по срубу языки пламени. Увидев издали столб дыма и огня на месте «дома Николы», часть воинов кинулась спасать святыню. Поджигателя схватили и доставили к Василию III. Алай сознался, что хотел убежать, но какая-то неведомая сила словно приковала его к месту поджога. Этот случай увеличил славу о чудесах Николы Зарайского.

В 1528 году, сообщает летописец, «заложил князь великий на Осетре город каменный, а в нем церковь каменну Николы чудотворца Заразского». К 1531 году строительство закончили, а через два года Василий III посетил Зарайск, чтобы помолиться Николе и осмотреть новый мощный форпост, возведенный для защиты Москвы от татарских набегов. Крепость выстроили красивой и мощной: высота стен достигала девяти метров, толщина — трех. Стены до половины, а башни до «верхнего боя» были выложены белым камнем, верх же из красного кирпича оформлен зубцами «ласточкин хвост», как у Московского Кремля. Под стенами пролег глубокий ров. До наших дней она дошла в практически неизменном виде и ныне является самым маленьким кремлем России.

Вооружаемся скачанной из Интернета картой и отправляемся на поиск других достопримечательностей. Поскольку мы на машине, то это – занятие нетривиальное: то и дело мы утыкаемся на знаки «движение запрещено», так что в какой-то момент мы слегка теряемся. Но по-настоящему заблудиться здесь сложно: во-первых, город небольшой, во-вторых, планировка улиц – строго прямоугольная, так что всегда можно свернуть в соседний квартал. Зарайск – родина небезызвестного князя Дмитрия Пожарского, ему здесь поставлен довольно скромный бюст в окружении репродукций полотен, посвященных событиям 1612 г.

Водонапорная башня 1914 г.

Есть здесь и курган памяти бойцов, павших при защите города от поляков в 1608 г.

Зарайский кремль заслужил славу неприступной твердыни, когда в 1608 году к Зарайску подошел пан Лисовский с огромным польским войском. Они смогли проникнуть в крепость лишь потому, что тогда смута царила не только в русском государстве, но и в умах защитников Зарайска. Подкупив «воротников», Лисовский овладел кремлем. Царь Василий Шуйский послал арзамасское и рязанское ополчения отбить город. Но военачальники слишком самонадеянно пошли напролом. По рассказу «Нового летописца», «воевода с ними бысть Захарий Ляпунов и приидоша под Зарайской город не промыслом со пьяна». На поле перед крепостью полегли сотни русских ратников, а воеводы бежали. Лисовский велел захоронить убитых русичей в общей могиле, в Черной слободе, «и сделал тут над ними для своей славы курган велик, и той курган стоит и доныне».

На следующий год Прокопий Ляпунов исправил ошибку брата, освободил Зарайск. В феврале 1610 года воеводой города был назначен князь Д. И. Пожарский. Ему досталось тяжкое бремя: Москву окружали войска Лжедмитрия II, окрестные города – одни поневоле, другие охотой – присягали ему. «Тушинского вора» поддержала Коломна, в Кашире чуть не убили воеводу Г. Ф. Ромодановского, отказавшегося поначалу целовать крест «вору». Остроги и слободы Зарайска тоже волновались мятежами, требуя сдать город Лжедмитрию. Но Пожарский, затворившись с небольшим отрядом в кремле, решил стоять насмерть. Твердость воеводы, верного присяге, повлияла не только на зарайцев, но и на соседей: коломенцы, а за ними и другие отшатнулись от самозванца.

Вскоре Шуйский был низложен, но смута продолжалась. Даже в Семибоярщине, осуществлявшей временную власть, не было единства: одни тайно ссылались с Лжедмитрием II, другие предлагали русскую корону польскому королевичу Владиславу. Пожарский же продолжал доблестно служить государству. В 1611 году высланные поляками отряды казаков ночью врасплох захватили зарайский острог и, подступив к кремлю, уже предвкушали сладость окончательной победы. Помощи небольшому гарнизону кремля ждать было неоткуда. И вдруг заскрипела тяжелая башенная решетка, распахнулись ворота... но вместо ожидаемых парламентеров из крепости вырвался отряд во главе с князем и принялся с таким ожесточением громить пришельцев, что те в ужасе бежали, не помышляя об отпоре. Современники, изумленные таким завершением, казалось бы, безнадежной для Пожарского ситуации, решили, что тут не обошлось без вмешательства святого Николы. А вскоре жители Зарайска провожали выехавшего из Никольских ворот князя в его славный путь — защищать Россию от чужеземной интервенции.

Миновала Смута. Русь еще залечивала раны, а зарайцы и арзамасцы, собрав средства, далеко не лишние в их разоренных хозяйствах, решили почтить память тех, кто пал под стенами их города. Возле кургана, насыпанного Лисовским, «по челобитью чернослободских тяглых людей Сенки Казанца с товарищи» была воздвигнута деревянная церковь Благовещения, а подле нее — скромная «колокольница на столбе, покрыта шатром». Родственники погибших стали ежегодно приезжать сюда в день роковой битвы и служить панихиды. И в XIX веке бережно хранилась память о безымянных ратниках. В 1880 году А. А. Марин, местный воинский начальник воздвиг на кургане чугунный крест. До наших дней он не сохранился, и вместо него поставили гранитный обелиск, а у подножия холма появились два памятных камня — от арзамасцев и рязанцев. И свои и приезжие приходят сюда, чтобы постоять в благоговейном молчании у печального кургана, душой уловить эхо далеких веков и ощутить кровную связь с трудной и славной историей своей земли...

Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы

Много симпатичных двухэтажных домиков с наличниками.

Город, пожалуй, заслуживает более пристального внимания, неспешной пешеходной прогулки, но мы переживаем за детей и стартуем по направлению к Рязани.

Навигатор преподнес сюрприз: каким-то образом в его настройках был выключен пункт «использовать при прокладке маршрута шоссе и автомагистрали», так что он предлагал ехать весьма странной дорогой, включая участки грунтовки. Хорошо, что мы предварительно навели справки в интернете и приблизительно представляли себе, куда нам следовало ехать. Хотя пару раз развернуться нам пришлось (причем однажды – по собственной глупости). Этот странное поведение навигатора мы окончательно осознали лишь тогда, когда на трассе М5, прямиком ведущей в Рязань, он предлагал свернуть куда-то вбок, чуть ли не в поля, и следовать явно более длинным маршрутом. Лишь в гостинице мы выставили правильные настройки.

Рязань встретила нас пробками. Хотя мы и москвичи, и должны быть привычными, всё равно удивились. Ведущий в самый центр города Первомайский проспект стоял практически наглухо на многочисленных светофорах. Мы не слишком торопились, так как по плану в первую очередь у нас стоял обед, но было ещё рановато. Начался ливень. Мы сворачиваем на улицу Ленина и по-прежнему стоим в пробках до самого ресторана «Римские каникулы». Паркуемся прямо напротив входа. Ливень усиливается, так что Майю несу на руках. Ресторан большой, два этажа, есть летняя веранда, но на ней, пожалуй, прохладно, и мы располагаемся внутри. На телевизорах идет одноименный фильм с Одри Хепберн и Грегори Пеком. Юля заказывает пиццу «Феррари», Лада – лосося, Майе достались куриные котлетки с картофельным пюре, а мне – бизнес-ланч. И целый кувшин лимонада тархун-дыня.

После обеда отправляемся в отель «Арагон», где предварительно забронировали VIP-люкс (потому что семейные либо двухкомнатные номера в гостиницах Рязани отсутствуют как класс) всего за 5400 р. Еще 2000 р. кладу на «депозит» за ужин в ресторане отеля, увеличив сумму счета за проживание, чтобы его оплатил профсоюз :) Итого за две ночи в большом номере индивидуального дизайна с двумя телевизорами, халатами, просторной ванной комнатой с джакузи мы отдаем 12800 р.

Поскольку Майя спала по дороге, а ливень кончился, мы сразу же выезжаем в Старую Рязань. Как известно, город, ныне носящий имя Рязань, был основан в 1095 г. под названием Переяславль-Рязанский (название изменилось только в 1778 г.), а истинная Рязань находилась в 60 километрах на берегу Оки. Она была сожжена дотла войсками хана Батыя в 1237 г. Сейчас на этом месте проводятся постоянные археологические раскопки, но и простые туристы могут посетить городище. На сей раз навигатор работает безошибочно, и 70 километров пролетают незаметно; благо значительная часть трассы М5 на данном участке четырёхполосная с разделителем. Если бы не пешеходные переходы, была бы автомагистраль. Кстати, указателя на городище Старая Рязань на самой трассе нет, он стоит на второстепенной дороге сразу после поворота на Разбердеево.

Ответвление тоже радует: Юля опасалась, что будет грунтовка – нет, обычная двухполосная асфальтированная. В непосредственной близости от нас пролетают луни, а на засохшем побеге горделиво сидит, оглядывая окрестности, какой-то другой хищник. Может быть, стоило остановиться и попробовать начать фотоохоту, но у нас спят дети, а впереди угрожающе нависает грозовая туча. Нам же вовсе не хочется гулять по городищу под дождем.

Вот и оно: отлично сохранившиеся валы очерчивают довольно большую площадь, для своего времени город был весьма велик. В самом его центре оборудована парковка, откуда мы идем пешком в сторону Оки. Вокруг – нетронутый луг, Юлю дразнят желтые трясогузки, перелетают туда-сюда чеканы, высоко в небе заливаются жаворонки, в траве призывают перепела: «Подь полоть! Подь полоть!» Последних я хотел было спугнуть, чтобы показать детям, но не преуспел.

Здесь нет никаких построек, если не считать каменного поклонного креста да двух-трех арок Благовещенского собора XVIII века, построенного на месте более древнего шестистолпного Успенского.

Зато вид на Оку открывается потрясающий. Река делает здесь пару поворотов, на противоположном, низком, берегу во всей красе предстает перед нами Спасск-Рязанский, вниз по течению, на севере виднеется паромная переправа, прямо под нами – небольшое село.

Комментарий Юли:Этот чудесный необъятный луг с желтыми трясогузками и ведущая через него грунтовая дорога живо напомнили мне другое место - луг у храма Покрова на Нерли: то же ощущение счастья, свободы, раздолья! Правда, в Боголюбове есть храм редкой красоты и нет таких роскошных панорам с высокого берега реки.

Мы с Ладой еще спускаемся в овраг, где должен быть Алатырь-камень. «Можно предположить, что в период расцвета города камень находился в самом почётном месте и являлся своего рода оберегом города», – вообще говоря, безосновательно намекает на пережитки язычества сайт old-rzn.ru, несмотря на то, что первое упоминание о городе в летописи датируется 1096 г., хотя основан он был, безусловно, намного раньше. Наша прогулка по узкой заросшей тропинке увенчивается успехом. «Никогда не видела таких больших камней», – сообщает довольная Лада. Судя по оставленным монеткам, это именно тот камень, который нам нужен. Мы тоже возлагаем «жертву».

Комментарий Юли: Майя забастовала, наотрез отказалась идти искать языческий камень и затребовала вернуться в машину. Проходя через луг, я вспугиваю и стреляю по желтым трясогузкам, а заодно и по Маюшке ;-).

Комментарий Юли: А тут я заметила двух слётков овсянки обыкновенной, которые парой перелетели и затаились в траве: мне удалось подойти к ним поближе.

Когда мы возвращаемся к машине, Лада вдруг заявляет, что натерла сапогом ногу, дескать, носок сбился. Во время прогулки человек ни словом об этом не обмолвился, а так мы предстаем извергами, не давшими ребенку привести обувь в порядок.

Комментарий Юли: Туча выглядит живописно, но, к счастью, не наполнена дождём ;-).

Комментарий Юли: Напоследок мы с Вадимом, оставив детей в машине, забираемся на вал по протоптанной тропинке: открывающаяся панорама впечатляет, жаль, что фото не способно передать те ощущения простора и ветра в лицо...

Комментарий Юли: Автопортрет

Комментарий Юли: Мы забрались на тот вал, что на фото слева

На обратном пути на несколько минут останавливаемся в поселке Кирицы. Здесь в красивейшей усадьбе сына строителя Московско-Казанской железной дороги Дервиза расположен детский туберкулезный санаторий. Её прекрасно видно с дороги, так что на территорию мы не заходим, ограничившись съемкой нескольких общих планов.

Комментарий Юли:Машина Хонда затесалась и на эту панораму ;-)

Ужинаем в ресторане «Арагон» на последнем этаже здания гостиницы. Если бы оно было повыше (этажей на 10:)), то с открытой веранды (на которой сегодня холодно) можно было бы любоваться постройками кремля. В зале установлены большие аквариумы с морскими обитателями, которых можно выбрать и съесть. Юля видит в меню устрицы и поначалу загорается, но цена всё-таки высоковата. В итоге она останавливается на паэлье, я беру себе свиные медальоны с беконом, детям – салат «Оливье» с лососем и перепелиными яйцами. Лада, как водится, нехотя справляется со своей порцией. В итоге оказывается невкусно, да и дорого. Зато мы почти укладываемся в «депозитные» 2000 р. На веранде за чашечкой кофе курят какие-то тетки: несмотря на то, что официант закрывает дверь, запах немного ощущается. Хочется встать и напомнить о нововведениях в российском законодательстве. Больше в ресторане никого нет.

Исторические цитаты даны по статье И. Грачевой Свидетель горечи и славы («Наука и жизнь», 2006, №8)



Предыдущее: Дождливая РязаньВернуться к списку путешествийСледующее: Дербентская цитадель

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.