Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
564818
с 28.11.2010

путешествия > Европа > XVII.9 Вена: рынок Naschmarkt - Бельведер


Сегодня у нас запланирована как будто немаленькая прогулка, учитывая отсутствие скоростных качеств. Мы проезжаем две станции метро и выходим к блошиному рынку Naschmarkt. Юля ворчит, что тут делать совершенно нечего, Вадиму в принципе тоже не слишком понятна любовь некоторых к подобным барахолкам, однако здесь можно было бы сделать ряд кадров из нашей любимой серии «Всякая ерунда, снятая с ограниченной глубиной резкости».

Главный рынок Вены. В западной его части – огромный выбор овощей, фруктов и мяса европейского качества. Рядом – «маленькая Италия» с вином, специями, сыром и десятками видов оливок и маслин. Здесь же готовят донер-кебаб и фалафель, а за углом благоухает прилавок с индийскими карри.

Для эстетов здесь есть два дома в югенд-стиле работы Отто Вагнера – это так называемые «дом с майоликой» и «дом с медальонами».

Один из лучших образцов стиля ар-нуво был построен известным архитектором Отто Вагнером в 1898 году. Дом украшен многоцветными цветочными орнаментами на глазурованной плитке: красные розы, зеленые листья и синие цветы растекаются по поверхности стен. Растительный мотив повторяется и на подоконниках.

Рядом с «домом с майоликой» расположен еще один шедевр работы Вагнера. Шестиэтажный дом с отштукатуренным фасадом с красивыми золотистыми медальонами из алебастра. На медальонах изображены женские головы работы Коломана Мозера (1868-1918). Над медальонами словно растут золотые пальмовые листья, а под ними располагаются узоры в виде перьев фазана. Над скругленным углом здания с крыльцом из железа и стекла расположены женские статуи работы Отмара Шимковитча (1864-1947).

Мы неторопливо продвигаемся в сторону Сецессиона, рынок переходит в продуктовый, где поначалу выставлены всякие орехи и сухофрукты, потом начинаются простые фрукты, а затем – масло, рыба и прочее. Выясняется, что все оделись довольно легкомысленно, так что пока мы достигаем здания Сецессиона, почти все подмерзли.

Дом сецессиона был исполнен как большой павильон для проведения временных выставок произведений нового искусства или «югендстиля».«Объединение австрийских художников – Венский Сецессион» - сокращенно просто «Сецессион» возникло в 1897 по инициативе Густава Климта и его единомышленников. Сразу начали говорить о необходимости собственного выставочного пространства для объединения, для чего были собраны деньги из пожертвований самих художников и отдельных меценатов. Участок под здание неподалеку от площади Карлсплац выделило безвозмездно Венское правительство. Проектировал Сецессион молодой архитектор Йозеф Мария Ольбрих, ученик Отто Вагнера. Здание, которому было суждено стать символом венского югендстиля, возвели в 1898 году всего за шесть месяцев.

В его облике и планировке преобладают простые геометрические формы – круг и квадрат. Общий объем постройки напоминает огромный куб. Над главным входом возвышается большой шарообразный купол из выполненных в бронзе золоченых лавровых листьев, шутливо прозванный венцами «кочан капусты». Купол помещен в пространство между четырьмя квадратными пилонами. Тема лавра повторяется в декоративном убранстве Сецессиона неоднократно – над самим входом изображена целая «лавровая роща» с золочеными листьями. На фоне золоченых листьев помещен рельеф с головами трех горгон, которые символически представляют три вида искусства: живопись, скульптуру и архитектуру. В античные времена горгоны ассоциировались с богиней мудрости и покровительницей искусств Афиной Палладой. Другой атрибут богини – совы – можно видеть на боковых фасадах Сецессиона (исполнены по рисункам Коло Мозера). От голов горгон вниз спускаются две шустрые ящерки, которые буквально «заглядывают» в главный портал, ведущий внутрь выставочного пространства.

Всем своим видом Дом сецессиона провозглашал принципы нового искусства – югендстиля. Здание было воспринято современниками по-разному, многими даже враждебно, его ругали за слишком тяжелые архитектурные формы и назвали «ассирийским зиккуратом». Однако, художники Сецессиона безапелляционно обозначили жажду перемен, поместив под куполом на фасаде здания свой главный девиз: «Времени - его искусство, искусству - его свободу». А слева на фасаде можно прочесть «Ver Sacra» (в переводе с латыни «Весна Священная») – так назывался журнал, который издавали художники Сецессиона. Сейчас в специальном зале цокольного этажа Сецессиона выставляется знаменитый «Бетховенский фриз» Густава Климта, который художник создал для выставки 1902 года.

Поэтому идем греться в кафе «Музей». Заказываем себе кто кофе, кто горячий шоколад, а Лада, как обычно, – сок. И каждому по какому-нибудь пирожному. Официант, разносивший кофе, внезапно разлил одну порцию, да так неудачно, что попало на фотоаппарат. Он долго извинялся и пообещал, что заведение оплатит ремонт в случае необходимости. Впрочем, Вадим думает, что ничего страшного не произошло, так как попало всего несколько капель. Хорошо, что Юля убрала вторую камеру со стола, иначе бы ей досталось куда больше!Как бы то ни было, мы проводим в кафе больше часа и всемером оставляем около 100 евро. Это несколько портит наши планы на обед, потому что время уже к 11.

Выйдя из кафе, мы попадаем на Карлсплатц. Сколько раз мы выходили на одноименной станции метро, а вот на самой площади оказываемся впервые! Здесь разбит парк в честь одного из изобретателей пропеллера – Ресселя, стоят два павильона работы Отто Вагнера, когда-то служившие для каких-то транспортных целей, и самая красивая церковь Вены в стиле барокко – Карлскирхе с двумя колоннами в стиле римской колонны Траяна, изображающими деяния святого Карла Борромео.В длиннейшем разветвлённом пешеходном переходе под площадью размещена разная информация в форме счётчиков: площадь пустыни Сахара, население Земли, количество венских шницелей, потребляемых за год и т.п.

Павильоны Отто Вагнера (1897) для Венского городского поезда – предшественника современного метро вначале на конной, а потом на паровой тяге. В целом Вагнер к 1901 году создал 34 станции и ряд мостов и виадуков для линии поезда. Павильоны на Карлсплатц сделаны из стали и мрамора, а крыша над арочными воротами декорирована золотым орнаментом. Обе станции перестали использоваться по назначению, когда было построено современное метро. Сейчас они используются как выставочные площадки и кафе.

Карлскирхе – важнейший памятник австрийского барокко и самая знаменитая постройка архитектора Иоганна Бернарда Фишера фон Эрлаха. Храм был построен по обету императора Карла VI в благодарность за избавление от чумы, которая свирепствовала в 1713 году особенно жестоко. Он освящен в честь святого Карло Борромео (1538- 1584), итальянского кардинала, истого поборника Контрреформации, почитающегося также защитником против чумы. По замыслу Фишера фон Эрлаха новый храм должен был носить триумфальный характер и воплощать собою единение многих культур. Поэтому он наделяет его фасад двумя триумфальными колоннами наподобие римской колонны Траяна и парными башенками с крышами восточного вида. К 1737 году Карлскирхе была целиком завершена.

В планировке церкви нашли отражения самые передовые идеи римского барокко. Пройдя через небольшой вестибюль, можно попасть в основное пространство храма, которое имеет в пане форму овала. С северной и южной стороны к нему примыкают боковые капеллы. Храм перекрыт большим куполом на высоком барабане, повторяющим овальные очертания основного пространства. Этот массивный купол (25 метров в диаметре) играет также ключевую роль в восприятии экстерьера церкви. Справа и слева от алтаря Фишер устроил чудо инженерной техники эпохи барокко - парные винтовые лестницы на колоннах, ведущие в личную ораторию (молельню) императора.Западный фасад Карлскирхе украшен многочисленными рельефами и скульптурами, прославляющими святого Карло Борромео и самого императора Карла IV. Так, в большом фронтоне над главным западным входом можно видеть рельеф, изображающий избавление Вены от чумы по молитве Карло Борромео. На аттике за фронтоном возвышаются аллегорические фигуры: Религия, Милосердие, Покаяние и Жажда молитвы. Спиральные рельефы, опоясывающие гигантские колонны, фланкирующие главный вход, посвящены подвигам Геракла, они символизируют силу и мощь императора Карла IV.

Интерьер храма расписывал художник из Зальцбурга Иоганн Михаэль Роттмайр в начале 18 века. В 2002 году, когда предпринимались реставрационные работы по обновлению фресок, в храме установили лифт высотой 32 метра. Этот лифт продолжает стоять до сих пор и отдан в распоряжение туристов, которые, купив билет, могут подняться к сводам и рассмотреть вблизи росписи купола, а также оценить планировку храма с высоты подкупольного пространства.

Вход в саму церковь платный, так что мы ограничиваемся лишь осмотром снаружи и идем по улице в сторону ц. Св. Елизаветы. Про эту церковь мы ничего не знаем, но она нам по пути. Лада загадывает Вадиму очередную данетку, Майя идет с тетей Олей, так что дети не дерутся.

От церкви сворачиваем налево и вскоре попадаем в парк Бельведер к Верхнему дворцу, в котором размещена картинная галерея.

Замок Бельведер – это большой барочный дворцово-парковый комплекс, построенный в начале 18 века для принца Евгения Савойского (1663-1736).Габсбурги щедро наградили принца Савойского за его блестящие победы над турками, поэтому полководец смог позволить себе строительство роскошной резиденции в пригороде Вены (каковой являлась эта местность на момент начала 18 века). Для возведения дворца он пригласил известного архитектора своего времени Иоганна Лукаса фон Гильдебрандта (1668–1745). По изначальному замыслу загородная резиденция принца должна была состоять из жилого дворца (Нижний Бельведер), к которому примыкали оранжерея с экзотическими растениями и зверинец. За дворцом начинался регулярный парк удлиненной формы с симметричными боскетами, фонтанами и скульптурами. Немного позднее с противоположной стороны парка на одной оси с Нижним Бельведером возник новый дворец – Верхний Бельведер. Принц Савойский использовал его для парадных приемов, здесь же разместились обширная библиотека и собрание картин полководца. Вместе оба дворца и регулярный парк составляют один из самых красивых барочных ансамблей Европы, о чем свидетельствует и его название: в переводе с итальянского «Бельведер» означает «прекрасный вид».

Верхний Бельведер изначально задумывался как маленький видовой павильон, но был воплощен как грандиозный дворец. Его тоже проектировал архитектор Гильдебрандт. Используя окна разной формы и величины, фронтоны сложных очертаний и декоративную лепнину, он сделал внешний облик нового дворца интересным и разнообразным. Планировка Верхнего Бельведера тоже необычна: по углам боковых фасадов главного здания Гильдебрандт пристроил четыре восьмиугольных павильона, которые в интерьере решены как восьмиугольные залы. Главный вход в Верхний Бельведер располагался с южной стороны: через парадный подъезд можно было сразу же по широкой лестнице подняться в двусветный Мраморный зал, чьи стены украшены панелями из красно-коричневого мрамора. Фреска на потолке Мраморного зала исполнена итальянским мастером Карло Карлоне и изображает вечное прославление принца Евгения Савойского.

В настоящее время попасть в Верхний Бельведер можно с противоположной (северной) стороны, где вход ведет в зал на четырех колоннах в виде могучих атлантов, когда-то здесь располагалась богатейшая библиотека принца Евгения, теперь она хранится Австрийской национальной библиотеке. С западной стороны от зала с атлантами расположен так называемый «Зал Карлоне» (его тоже расписывал Карло Карлоне). Грандиозный живописный плафон на потолке изображает «Триумф Авроры».Между Нижним и Верхним Бельведерами раскинулся роскошный регулярный парк. Его планировка строго симметрична и подчиняется центральной оси, соединяющей входы обоих дворцов. Разбивкой парка занимался выдающийся ландшафтный архитектор Доминик Жирар. Между дворцами расположены два больших каскада, создающие прекрасные видовые площадки. Большой каскад украшен скульптурами борющихся героев и нереид. Многочисленные фигуры – муз, сфинксов, путти – создают зрительные переходы между гладкой поверхностью зеленых боскетов причудливых очертаний и водоемами. С южной стороны от Верхнего Бельведера устроен огромный бассейн, на гладких водах которого, будто в зеркале, эффектно отражается весь фасад дворца.

На протяжении всего 19 века Бельведер использовался Габсбургами разнообразно: как загородная резиденция, как место для проведения торжеств, как картинная галерея. С 1893 года здесь жил эрцгерцог Франц Фердинанд – наследник императора Франца Иосифа, чье убийство в Сараево (1914) послужило поводом к началу Первой мировой войны. В 1903 году в Оранжерее Нижнего Бельведера открылась Галерея современного искусства, а после окончания Первой мировой войны под галерею были отданы также помещения Верхнего Бельведера, где разместилась экспозиция живописи 19 века. В настоящее время оба дворца объединены в единый музей, который носит название Австрийская галерея Бельведер. Здесь хранится самое полное собрание живописи Густава Климта, а также ряд значимых работ австрийского экспрессиониста Эгона Шиле. К разряду шедевров эпохи барокко относятся скульптуры-гримасы Франца Ксавьера Мессершмидта. В помещениях Нижнего Бельведера и Оранжереи проходят временные выставки.

В музее народу полно, для того, чтобы купить билеты, нужно отстоять очередь. В гардероб тоже очередь, к тому же он платный, но есть никому не нужные бесплатные вешалки. В который раз мы доверяем им, и не прогадываем. Ценных вещей у нас нет, так что куртки остаются спокойно висеть до нашего возвращения.Охранник на лестнице вдруг вредничает и не пускает нас с рюкзаками. Вадим уж согласен посидеть подождать, как Юле приходит в голову идея, как можно обойти этого охранника: ведь есть же лифт! В самом деле, охранники в залах не обращают на нас внимания: их задача – следить, чтобы люди не фотографировали картины (и один из них сделает замечание Вадиму, пытавшемуся сфотографировать улегшуюся на лавочке Майю).

А вот так рассматривала картины Майя, перебираясь из зала в зал ;-).

Дядя Володя просил нас сделать снимок огромной картины «Суд Париса», интересной разве что с прикладной югенд-стильной точки зрения, так как особой живописности в ней нет, с чем Юля не без помощи смотревшего по сторонам Вадима, справляется.

Главный экспонат галереи – «Поцелуй» Климта. Он нарочно размещен в темноте, за стеклом, и к нему приставлен отдельный охранник. В зале толпа народа. Остальной Климт всех интересует мало, хотя у него есть и другие неплохие работы – та же «Юдифь» на стене напротив. В соседнем зале размещена копия картины специально для желающих сделать селфи.

На другом этаже мы осматриваем подборку импрессионистов и выставку умершей 100 лет назад Тары Блау, работы которой Вадим видел продававшимися в какой-то лавке в центре. Были ли там оригиналы?После этого выходим из музея, не осмотрев экспрессионизм, и гуляем по парку в сторону Нижнего Дворца. Там размещено кафе, в котором мы планировали пообедать, но увы – в нем очередь. Ждать мы не стали и отправились смотреть на памятник советским воинам-освободителям Вены. Оттуда решаем ехать обедать в блинную, так как понятно, что до позднего ужина никто не доживет без перекуса. Наша программа осмотра оказывается внезапно выполненной.

Памятник советским воинам, павшим в боях за освобождение Вены. По договору СССР с Австрией, Вена обязана заботиться о памятника, пока стоит город.

В блинной выбираем себе блины и потом обнаруживаем, что официантка вместо чая принесла нам блинчик, которого мы не заказывали. Хуже всего, что 10% чаевых в итоге будет вписано в сумму счета! Так что Вадим даже не будет приводить название этого заведения (к тому же оно достаточно сложное).Перекусив, едем на площадь Марии-Терезии, где еще работает ярмарка. Гуляем бесцельно и выпиваем кружку глинтвейна. Саму кружку в виде зеленого башмачка решаем оставить себе. Покупаем сувенир для бабушки Милы – шарик со «снежными» хлопьями, которые якобы были изобретены в Вене в 1900 году. Фотографируем очередные безделушки. Смотрим на подсветку здания музея естественной истории, которая успевает смениться трижды, но мало что можно разобрать.

Отсюда отправляемся по домам, чтобы потом уж встретиться за ужином. Нас ждет бутылка австрийского игристого вина в качестве подарка от гостиницы. Дети начали было наклеивать свои наклейки, но потом чего-то не поделили, и начали бушевать, так что Ладу пришлось останавливать просто физически, чтобы она не слишком прыгала и махала руками. Когда пришло время одеваться, они просто проигнорировали соответствующее распоряжение Вадима, что испортило ему настроение на весь вечер. Он даже не хотел никуда идти.Ужинаем в кафе «Эйнштейн», которое Вадиму и Юле не понравилось абсолютно. Во-первых, там курящий нижний этаж. Во-вторых, по случаю Нового года у них укороченное меню, которое было только на немецком и итальянском языках. В-третьих, Лада опять включила своё вечное «не нравится». В-четвертых, тут довольно душно, темно и шумно. Так что повеселиться, по большому счету, не получилось. Дядя Володя с тетей Олей дарят нам подарки: Вадиму – баночку соснового меда, детям и Юле – по деревянной игрушке с ярмарки. Мы свои подарки – большой и маленький календари с нашими фотографиями – отдали в первый день приезда.После кафе, проходя по ярмарке у Ратуши, выпили глинтвейна и вновь взяли себе чашку в виде мухомора с пожеланиями счастливого Нового года. Немного поплясали под живую музыку, лившуюся со сцены метрах в пятидесяти от нас. Потом садимся на трамвай и едем домой, оставив бабушку Ларису, дядю Володю и тетю Олю гулять по городу.



Предыдущее: Вена: Аквариум Haus des Meeres - старые церквиВернуться к списку путешествийСледующее: Вена: галерея Альбертина - холм Каленберг - Гринцинг

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.