Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
536096
с 28.11.2010

путешествия > Европа > XVII.6 Сомбатхей


День Вадима начинается рано. Уже в 5:10 он выходит из дому – не без труда, так как дверь гостиницы, которая изнутри открывается простым нажатием на ручку, заперта на ключ. Пришлось вернуться в номер, взять ключ, несколько повозиться с ним, прежде чем тот разрешил провернуть себя в замке, и снова вернуться в номер, чтобы оставить ключи Юле.

Идет дождь, так что на трамвайной остановке Вадим извлекает всепогодный чехол для рюкзака с фотоаппаратом. До вокзала Hauptbanhof идет прямой трамвай, и он приходит довольно скоро – это куда лучше, чем с пересадкой ехать на метро, у которого неизвестно еще какие интервалы в столь ранний час.

На вокзале Вадим встречается с дядей Володей и тетей Олей, и в 6:19 мы втроем садимся на электричку, которая должна довезти их из Вены до приграничного венгерского города Шопрон. В вагоне какой-то мужик спрашивает, доедет ли он до Айзенштадта, показывая билеты на наш поезд. Дядя Володя уверенно отвечает, что Айзенштадт останется чуть в стороне, но мужика такой ответ вполне удовлетворил.Однако на станции Вулькапродерсдорф электричку расцепляют. Мы это знали, но были уверены, что сидим в правильном вагоне. Были уверены до тех пор, пока на табло не загорелась надпись «Вена-главная» и поезд тронулся в другом направлении, видимо по вспомогательной ветке! Мы попытались выскочить на следующей станции, но это – чистое поле, оставаться в котором не хочется, так что заскакиваем обратно. По крайней мере, следующая станция после этой – городок Айзенштадт, в котором больше шансов сесть на какой-нибудь автобус. Мужик, ехавший до Айзенштадта, оказывается, легко доберется до места назначения.На платформе в Айзенштадте видим встречную электричку, на которой написано «Вулькапродерсдорф». Садимся в неё и скоро мы оказываемся на крохотном вокзале этой деревни с населением меньше 2 тыс. чел. Зал ожидания – это две скамейки, окно кассы и туалет. Даже автомат с напитками не работает. Поезда до Шопрона ходят раз в час, так что у нас куча времени до следующего. Достопримечательностей здесь никаких нет, карта в телефоне показывает, что мы скорее на промышленной окраине. Коротаем время так.

Со второй попытки доезжаем до Шопрона без приключений. Здесь довольно солидный вокзал, в качестве достопримечательности есть черный паровоз. Электричка до Сомбатхея будет через 50 минут, но первоначальный замысел предполагал куда меньшее ожидание. Дождь, кажется, усиливается. Но здесь есть маленький музейчик из истории железных дорог Венгрии (таблички к экспонатам на венгерском и немецком), потом мы берем кофе и булочки, так и сидим до нашего поезда.

Венгерская электричка почти ничем не отличается от австрийской. Примерно такие же сиденья, табло, но есть розетки и Wi-Fi. Едем час, дождь заканчивается, но в полосу ясного неба, видневшуюся на горизонте, так и не въезжаем. Вдоль дороги – очень ровный пейзаж, лишь вдалеке видна частично покрытая снегом гора. Снег есть и на полях, изредка перемежаемых небольшими лесочками. Что удивительно, поля подходят прямо к нашей одноколейке.

Сомбатхей встречает нас громадой заброшенного элеватора и еще каких-то предприятий. Вокзал намного больше Йошкар-Олинского и куда более красив, видимо, построен еще в австрийские времена. Мы идем по улице и в шутку сравниваем дома, асфальт и запахи с родным городом. Постепенно начинают попадаться непонятные памятники. Таблички иногда есть, но прочитать мы их не можем. Наконец мы сворачиваем в сторону исторического центра, но вначале попадаем на автобусную станцию. Автобусы нам не нужны, хотя один кадр со старым «Икарусом» Вадим всё-таки делает.

Название Сомбатхей означает «субботний рынок», что является подходящим топонимом для торгового поселения, возникшего в 43 г.до н.э., когда римляне построили город Саварию на древнем Янтарном пути. Город был неоднократно разорен гуннами, лангобардами и аварами, однако нашествия монголов, турок положили конец его процветанию. Возрождение началось в 1777 году, когда здесь учредили епископскую кафедру. В XIX веке город становится железнодорожным узлом. Интенсивные бомбардировки во время Второй мировой войны и последующая перестройка внесли свой вклад в архитектурное разнообразие.Когда речь заходит о руинах Римского периода, Сомбатхей остается непревзойденным.

Здесь рядом парк с небольшими по площади развалинами. Мы считаем, что это остатки древнеримской Саварии, хотя парк закрыт, так что посмотреть на них мы можем только через забор. Потом по изогнутой улице с красивыми домами попадаем к огромному собору в стиле барокко, рядом с которым расположен дворец епископа, а напротив – ратуша. Фотографируем эти достопримечательности, а также несколько памятников в округе. И ливанский кедр, непонятно зачем тут посаженный. Табличку к нему тоже фотографируем в надежде как-нибудь потом её перевести.

Привлекательный неоклассический собор (1797) возвышается над тихой площадью. Когда-то в нем была алебастровая лепнина и фрески работы Франца Антона Маульбертша. К сожалению, бомбардировки союзников в последние дни Второй мировой войны не пощадили собор, но великолепный интерьер собора был восстановлен с большой тщательностью, включая колонны розового мрамора, пару фресок и красно-белую мраморную кафедру.

Барочный дворец епископа был построен в 1783 году и чудом уцелел во время бомбардировок во время войны. Великолепны фрески работы Маулбертша в зале приёмов, расположенном на верхнем этаже, к сожалению, редко открываемом для публики. Однако, можно восхититься фресками с видами римских развалин и богинь написанными в 1784 г. Иштваном Дорфмейстером в зале Террена на первом этаже. В других залах выставлены фотографии собора до и сразу после бомбардировки, а также молитвенники и библии с XIV до XVIII века, готические облачения, дарохранительница XV века из Кёсега.

Надпись гласит:

Дерево учителей

996 – Первая венгерская школа в Паннонхальме

1490 – Первое письменное упоминание о существовании школы в Сомбатхее

1570 – Папай Дьердь первый известный учитель в Сомбатхее(?)

2014 – Посажен ливанский кедр.

Общество благоустройства Сомбатхея.

Памятник св. Троице (1869) на месте разрушенного Чумного столпа.

Проходим под арку рядом с ратушей и сворачиваем налево, потому что справа видим пустырь, так что почти сразу оказываемся на большой главной площади. Ярмарочные домики уже сложены, но стоит одна палатка, где еще наливают глинтвейн за 500 форинтов (1 евро – примерно 300 форинтов). Здесь тоже есть несколько красивых домов, памятников, часть из которых в летнее время является фонтанами. Делаем первую попытку обзавестись сувенирами и обзаводимся бумажной картой, а Вадим покупает детям диафильм про Бременских музыкантов, который можно рассказывать по картинкам, не обращая внимания на подписи на незнакомом языке. Диафильмов тут много, похоже, что в Будапеште их ещё выпускают, но других понятных сюжетов мы не опознали. А вот открыток нет или продавцы, не говорящие по-английски, так нам отвечают.

Вадим пытается собрать второй фотокомплект с телеобъективом, используя камеру дяди Володи, но та «не видит» ни одну флешку – видимо, сломался контроллер. Что ж, придется каждый раз менять объективы. Забегая вперед, это пришлось делать не слишком часто.Гуляя по площади, натыкаемся на вывеску «Информация для туристов», но тут закрыто до января. Жаль: как будто внутри есть открытки. Идем дальше, фотографируем очередной памятник Саварии, церковь св. Ференца и идем смотреть одну из главных достопримечательностей города - Изеум.Находим мы его быстро, но он опять закрыт «по техническим причинам» до 4 января. Так что приходится ограничиться только фотографиями из-за стеклянного ограждения.

Большой комплекс II века н.э., состоявший из 2 храмов, посвященных римскими легионерами египетской богине Изиде (один из трех в Европе), был полностью восстановлен в 2011 г. Примыкающий к нему U-образный зал стал новым домом для археологических открытий, сделанных на обширных кладбищах римской эпохи в окрестностях Сомбатхея. Великолепная выставка «Путешествие в загробный мир» показывает лишь часть могил и состоит из полных скелетов и предметов, захороненных вместе с ними, таких как ювелирные украшения, керамика и инструменты. Анализ костей позволил раскрыть индивидуальные человеческие истории, что представляет несомненный интерес для любителя Римской истории.

Рядом расположена внушительных размеров синагога, которая может поспорить своей красотой с католическим собором.

Симпатичное здание бывшей синагоги в мавританском стиле с двумя башнями было построено в 1881 году венским архитектором Людвигом Шёне. Сегодня это музыкальная школа и пристроенный к ней концертный зал им. Белы Бартока. Все, что осталось от городского общества евреев, – это памятная доска, отмечающая место, откуда 4228 евреев были угнаны в концлагерь Аушвитц 4 июля 1944 года.

Теперь мы идем на восток. Одной из главных целей нашей прогулки является посещение квартала Йошкар-Ола. В нашем родном городе есть микрорайон Сомбатхей, а в побратиме, соответственно, Йошкар-Ола. На эту тему можно шутить. Один из друзей Вадима, когда тот сообщил ему о планах посетить Сомбатхей, недоумевал, мол, зачем это так планировать, пока Вадим не объяснил ему, о каком именно Сомбатхее идет речь. Название это, как мы понимаем, в обычной жизни не используется (одна из продавщиц помоложе, которая всё-таки говорила по-английски, сказала, что не знает, где расположен район с таким названием), но на нашей карте есть (а иначе мы бы подумали, стоит ли на неё тратить 950 форинтов).

Но вначале мы гуляем по парку вдоль реки Дьондьош (Gyongyos – венгерские правила чтения это что-то с чем-то) в сторону водонапорной башни, чей зеленоватый медный купол, похожий на купол храма в стиле классицизм мы недавно заметили. Вдоль парка идут аккуратные коттедэики на один-два этажа. На башню, к сожалению, забраться нельзя (Вадим шутит: «В Сомбатхее сегодня день закрытых дверей», имея в виду, что мы видели кучу закрытых лавочек по всему городу, а открытых – в разы меньше), а так она весьма впечатляющая.

А вот и многоэтажки «родного» квартала. Значительную часть его занимает кладбище (ха-ха!), но место с относительно приличным видом для автопортрета на автоспуске фотоаппарата мы нашли. Кладбищенская церковь носит имя Св. Мартина, епископа, жившего в IV веке и родившегося в Саварии. Здесь предлагают пройти его путем, который идет чуть ли не до самого Тура во Франции, но можно «освоить» сомбатхейскую его часть. Что ж, желтые указатели с этим маршрутом нам попадались в городе.

Кладбищенская ц. св. Мартина.

А время к обеду. Неподалеку расположенная гостиница «Савария» в стиле северный модерн не производит впечатления открытой. Рестораны из путеводителя Вадима находятся неизвестно где, и мы решаем не рисковать, потому что они могут быть закрыты, а отправиться в центр в надежде найти там заведение. Тщетно: есть бистро, пиццерия, кафе-кондитерская, Макдональдс, а где же нормальная еда?Идущая перед нами по площади молодая женщина в черной шубе вдруг оборачивается и спрашивает по-русски, не может ли она чем-нибудь помочь? Действительно, говорит, заведений с венгерской кухней здесь еще поискать, но все же дала нам пару наводок. И подсказала, где можно найти сувениры. Сама мадам вышла замуж и из Пятигорска переехала сюда. Говорит, в России всё лучше.Одну лавочку мы тут же нашли – там есть магнитики. Ничего особенного, но на безрыбье сгодятся. Открыток нет, хозяин опять-таки не говорит по-английски, но Вадим вовремя вспомнил про Magyar post, фразу, много раз виденную им на марках. Старик показывает прямо и направо. Что ж, похоже, и почту мы найдем. Вторая лавочка – при церкви, но она опять закрыта. Рождественские, черт побери, каникулы! Идем на почту, которая расположена в старинном здании на втором этаже, куда надо подниматься по лестнице с массивными деревянными перилами. Сама стойка тоже внушительная, и зал, где размещены абонентские ящики – тоже такой, словно из имперских еще времен. Открытки с изображением города есть, ровно одна разновидность. А очередь к операторам электронная. Кассирша опять-таки не говорит по-английски, но как-то поняла, что от нее требуется, и наклеила марки.

Пока что мы решаем дойти до музея Саварии, но он опять же закрыт.

Теперь целенаправленно ищем ресторан и как-то ничего не находим. Вернее, есть один при гостинице 4*, но мы решаем, что он дороговат. Несколько баров закрыты. Идем куда глаза глядят и наконец-то находим бургерную. Бургеры так бургеры, уже надоело! Зато здесь наливают по бокалам вино, сорта которого Вадим помнит с детства. Вино он, конечно, не пил, но помнит красивые этикетки «Рислингсильвани» и «Оласрислинг». Так что жизнь налаживается.Набив желудки, доходим практически до конца города – монастыря кармелиток на холме. Уж не знаю, каким боком тут Св. Мартен, но путь его тут пролегает. Холм не очень высок, порядком зарос, так что никакой панорамы тут не видно.

Дальше мы идем к улице Гагарина. Она заканчивается опять-таки холмом, на котором поставлен внушительных размеров памятник победе во Второй мировой войне. Явно подарок от СССР, судя по стилю. Вадиму кажется, что где-то подобную скульптуру он уже видел. С этого холма можно снимать панорамы.

На самом деле, как впоследствии вспомнит Вадим, он дейсвительно видел изображение этого памятника. На обложке карты области Ваш, купленной им на какой-то ярмарке в Йошкар-Оле, посвященной советско-венгерской дружбе.

Солнце уже клонится к закату, и мы по улице Гагарина возвращаемся в центр. Находим еще пару памятников, церковь, фотографируем напоследок центральную площадь в режимное время и идем к вокзалу.Что ж, Сомбатхей, приятно было познакомиться – и, увы, прощай!

В 17:11 выезжаем. Обратно добираемся до Вены с пересадкой в том же Шопроне уже без приключений и расходимся по домам. Дядя Володя, может быть, и не против пройтись еще, но завтра-то он будет отдыхать, а Вадиму предстоят новые прогулки.



Предыдущее: Вена: два музеяВернуться к списку путешествийСледующее: Вена: Шёнбрунн - разное

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.