Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
546368
с 28.11.2010

путешествия > Европа > XV.8 Прага. Орлой. Йозефов. Метроном. Снова лебеди


День 6, воскресенье 9.01.2016

Прогноз обещал погоду ясную, но до того, как мы вышли на улицу, было совершенно не ясно, ясно ли. Вам ясно? :-)

Увы, было пасмурно, дети начали было ныть, что никуда не хотят, одеваться не станут. Юля спешила на Староместскую площадь, чтобы ещё раз заснять представление курантов, Лада-таки пошла с ней. Как только закрылась дверь гостиничного номера, Майя заревела, что хочет к маме, тут же оделась, и, чтобы гарантированно успеть, Майя с Вадимом зайцем проехали одну станцию метро.

На площади к нам присоединился дядя Володя, и мы всё успели, всё посмотрели. Юля на этот раз (по подсказке) заметила и даже засняла, как скелет звонит в колокольчик...

...а мужик с посохом вертит головой ;-).

Справа от монумента Яну Гусу - Дворец Кинских (оказывается, в итоге у нас нет ни одного кадра, где бы он предстал полностью, во всей красе).

Как и многие другие здания в центре Праги, дворец Кинских возник на том месте, которое в средние века занимали несколько домов. Сначала старые постройки объединили в один ансамбль, оформленный в стиле ренессанс, потом граф Ян Арност Гольц решил полностью изменить вид ансамбля. План работ подготовил Игнац Килиан Динцинхофер, непосредственно реализацией проекта в стиле рококо занимался Ансельмо Лураго. Многочисленные статуи, украсившие фасад, изваял скульптор Игнац Франц Плацер. Заказчику не удалось долго наслаждаться обретённой собственностью: не прошло и трёх лет, как он скончался, а дворец купил князь Рудольф Кински, чьё имя здание носит и поныне.

Новые владельцы пожелали изменить интерьеры, по их заказу внутренние помещения стали носить черты стиля ампир. В 1835 году в состав дворцового комплекса был включён соседний дом вместе с прилегающим двором. Ближе к концу 19 века здание отдали немецкой гимназии, в которой потом проходил обучение подросток Франц Кафка. В историю дворец вошёл как здание, с балкона которого Клемент Готвальд 25 февраля 1948 года провозгласил курс на строительство социализма.

Через год резиденция Кинских была национализирована, власти коммунистической Чехословакии разместили в её залах экспозицию Национальной галереи.

Пока остальные ждали наступления нового часа, Вадим успел сходить еще к одному примечательному зданию.

Дом «У Чёрной Богоматери» построил в 1911-1912 годах чешский архитектор Йозеф Гочар, предпочитавший творить в стиле кубизма и функционализма. Когда ему поручили выполнение заказа, предполагалось, что здание будет выглядеть несколько необычно, но радикальных изменений проекта никто не ожидал. Однако, поскольку Гочар был видным членом группы молодых художников и архитекторов, исповедовавших прогрессивные для того времени взгляды, он проработал все детали в новом духе. Критики проекта указывали, что угловатое здание неуместно в центре Праги, где преобладают старые дома в барочном и ренессансном стиле, однако Гочар отмёл возражения консерваторов. Как следствие, дом стал гимном чешского кубизма. В этом духе был оформлен не только главный фасад, но и балконные перила и даже люстры кафе, занимавшего первый этаж.

Уникальная форма дома «У Чёрной Богоматери» сделала его памятником архитектуры. Здание в 1990-х годах прошло реставрацию, а в 2000 году его украсила копия резной статуи Богоматери, которая дала ему название.

Идем теперь в квартал Йозефов, рассматриваем синагоги и ратушу с часами, идущими в обратную сторону, а потом и еврейский центр с разными узорами.

Квартал Йозефов много веков был местом компактного проживания пражских евреев. Первые упоминания о нём относятся к 1096 г., когда в Праге прошёл еврейский погром, инициированный направлявшимися на завоевание Палестины крестоносцами. Постепенно район превратился в гетто, где на площади в 90 тысяч квадратных метров проживали все евреи Праги. Им было запрещено селиться в других местах, и даже выход за пределы ограниченной территории района был осложнён. Взамен евреи получили права самоуправления, выстроив отдельную ратушу, религиозные школы и синагоги. Пражское гетто превратилось в центр иудейской религии и культуры, в нём жили многие видные учёные и философы.

Фундаментальные изменения в жизни еврейской общины произошли в период правления Иосифа II. Его указом в 1781 г. лица иудейского вероисповедания были приравнены в правах к другим подданным империи, а окончательно гетто упразднили в 1848 г.

Главным иудейским храмом Йозефова была Староновая синагога. Один из шедевров готического искусства и самую старую синагогу Европы построили в конце 13 века. Здание представляет собой двухнефный зал, разделённый столбами, поддерживающими нервюры сводов. Свое нынешнее имя она получила в XVI веке, когда стали возводить другие синагоги. В 1648 г. император Фердинанд II в благодарность за заслуги во время осады Праги разрешил жителям Йозефова повесить внутри синагоги флаг и пристроить к ней ратушу. Флаг со звездой Давида и еврейской шляпой, символизирующий автономность общины, можно увидеть на одной из колонн. В Староновой синагоге сохранился обычай сидеть по кругу вдоль стен, обратившись к центру, где находились свитки Торы.

Средневековая Прага была домом для многих еврейских учёных и мистиков. Одним из тех, чьё имя осталось в веках, был раввин Иегуда бен Бецалель, крупный знаток Торы, как никто другой заботившийся о благе своих соплеменников. Его познания в магии позволили создать искусственного человека, хотя иудейская вера запрещала подобный шаг. Однако в преддверии крупного еврейского погрома бен Бецалель решился пойти на нарушение запретов, чтобы у общины появился надёжный защитник. Он обратил к Богу молитвы и с помощью специальных каббалистических форм смог прочитать ответ, гласивший, что если сделать из глины Голема, пражские евреи смогут спастись.

С двумя помощниками раввин провел очистительные обряды, а потом у реки при свете факелов они изваяли огромное тело из глины. Объединив посредством молитвы четыре стихии – огонь, воздух, землю и воду, Иегуда бен Бецалель для оживления Голема был вынужден произнести имя Бога, известное только высшим иерархам иудаизма. Когда заклинания были оглашены, в рот глиняного существа раввин положил магический пергамент. После этого Голем ожил и стал выполнять все команды своего создателя.

Искусственный человек, получивший имя Иосиф, успешно помогал пражским евреям, без устали выполняя самую тяжёлую и неприятную работу. Единственным выходным днём для него была суббота, когда по иудейской традиции трудиться запрещено. Поэтому Иегуда бен Бецалель каждую пятницу перед закатом вынимал изо рта Голема волшебный пергамент. Однако как-то раз он забыл так сделать, и тогда глиняная фигура вышла из-под контроля. Когда к раввину прибежали люди с сообщением о бесчинствующем монстре, тот читал верующим очередной псалом. Прервав чтение, бен Бецалель бросился к своему дому, который как раз начал крушить Голем. С большим трудом создатель смог вырвать пергамент изо рта своего творения, навсегда покончив с ним. Обезопасив окружающих, раввин вернулся к верующим и продолжил чтение. С той поры в старой синагоге Праги прерванный бесчинствами Голема псалом читается два раза.

Предания о Големе сохранились в городском фольклоре, а Карел Чапек создал на основании этой легенды образ робота, во всём повинующегося создавшим его людям.

Если верить легенде, именно на чердаке Староновой синагоги Голем хранится и поныне. С людьми, пытавшимися проникнуть на закрытый чердак, якобы происходили несчастные случаи – вплоть до гибели. В итоге внешнюю лестницу на чердак убрали.

Еврейскую ратушу возвели в 1570-х годах на деньги мэра гетто. Её перестроили спустя двести лет, придав черты стиля рококо. Тогда же фасад здания украсили необычные часы, с обратным ходом стрелок.

Еврейское кладбище Праги начало функционировать в 15 веке, последние могилы появились спустя триста лет. Из-за нехватки земли евреи вынуждены были хоронить умерших слоями, из-за чего надгробные камни стоят очень плотно, буквально один на другом. Осмотр кладбища позволяет проследить, как изменялся вид надгробий течением времени: переход от ренессанса к барокко хорошо заметен.

Тут же – знаменитое по роману Умберто Эко кладбище с нагромождением надгробных камней, но оно обнесено глухой стеной, лишь небольшой открытый кусок нависает над улочкой. Официальный вход туда – за деньги, и говорят, немаленькие (хотя сайт synagogue.cz утверждает, что посещение кладбища – бесплатное). Обходим вокруг, находим лишь одинокую зарешеченную дверь, можно взглянуть одним глазком. Другим глазком удалось взглянуть, просунув руку с фотоаппаратом в отверстие стены на высоте около 2 м, держась за столбик и стоя на узкой приступочке.

Минуем Староновую синагогу, куда тоже платный вход, так что мы видим лишь лесенку вниз и сидящих на ковриках евреев. Дальше мы направляемся к памятнику Кафке.

В 2003 г. скульптор Ярослав Рона представил на суд публики памятник, отражающий сюжет повести «История одной борьбы». Это история о человеке, который верхом на плечах другого человека бродит по улицам Праги. Предположительно, скульптура изображает самого Кафку на плечах у человека, которому недостаёт головы.

Около него – очередная синагога, а мы продолжаем свой путь.

Пересекаем Влтаву по Чехову мосту и поднимаемся к Ханавскому павильону по пологой дорожке Летенского холма.

Отсюда открывается тиражируемый вид на 5 мостов и вообще отличная панорама. По парку носятся бегуны, а мы по скользкой дорожке идем к огромному метроному.

Метроном.

Выгодное место на склоне Летенского холма с хорошим обзором со стороны Влтавы чехи собирались застроить ещё до начала Первой Мировой войны, да и после её окончания там планировалось воздвигнуть монумент в честь какого-нибудь выдающегося деятеля. Дело застопорилось до 1948 года, когда коммунистические власти Чехословакии решили, что украсить панораму города будет уместнее всего громадной фигурой Сталина. Скульптурную композицию разработал Отакар Швец, изобразившийся вождя СССР предводителем процессии из советских и чешских граждан – рабочих, крестьян, солдат.

1 мая 1955 года самый большой на Земле памятник Сталину высотой 15 метров и весом в 14 тысяч тонн был открыт. Но уже через семь лет его взорвали на волне разоблачения культа личности Сталина.

Опять возник вопрос, что делать с площадкой. Одно время там собирались установить монумент легендарной княжне Либуше, однако вплоть до 1991 года так ничего и не было сделано. Лишь после «бархатной революции» власти Чехии решили занять громадный пьедестал метрономом. Его конструкцию разработал архитектор Вратислав Карел Новак, считавший, что напоминание о безвозвратно уходящих мгновениях подталкивает человека созидать и творить. Стрелку двадцатиметровой длины, весившую 7 тонн, пришлось доставлять в центр Праги вертолётом.

Рядом с метрономом непонятная инсталляция из обуви :-).

Возвращаемся по тому же мосту на правый берег Влтавы и идем к Анежскому монастырю. Дети ноют, что хотят обедать, но еще нет 11. В монастыре – экспозиция готики и средневекового искусства, но женская часть компании ходить по музею не хочет, так что и мужчинам приходится отказаться от осмотра.

Идем до ц. Св Петра, рядом с которой колокольня. Братья дискутируют между собой по поводу того, готика ли это либо неоготика, и решают, что всё-таки реконструированное первое.

Мало какому из зданий выпало пережить столько реконструкций и перестроек, сколько выпало на долю церкви святого Петра. Её построили во второй половине 12 века, и тогда она выглядела как типичная романская базилика. От тех времен остались только некоторые окна и колонны в южной части здания. Переделка церкви на готический манер началась в 1382 году сносом северного нефа, который планировалось выстроить по-другому. Работы вроде бы завершились через четверть века, но оказалось, что храм выглядит весьма странно. Поэтому стартовал второй этап реконструкции, включавший уничтожение главного нефа и строительство нового, готического нефа. В то же время южный неф остался без изменений. До него дело дошло во второй половине 15 века, когда весь храм переоформили в готическом стиле. Чуть позже здание обзавелось башнями. Так церковь святого Петра обрела единый вид.

Новые изменения она претерпела в 18 веке, придя в упадок после серии пожаров. При ремонте повреждённых частей здания были частично затронуты интерьеры, приобретшие барочный вид. Над ними потом пришлось колдовать архитектору Йозефу Мокеру, которого городской совет Праги в 1874 году пригласил для реставрации церкви святого Петра. Его стараниями были уничтожены все следы барокко, замурована часть окон, сооружён новый портал в неоготическом стиле. Трудоёмкий и дорогостоящий процесс перестройки завершился только через одиннадцать лет. Зато церковь святого Петра получила гармоничный облик.

Здесь совсем рядом запланирован обед, но выбранная едальня (та самая, с дешевым шведским столом) работает только в будние дни.

Раздосадованная Юля садится на лавочку на остановке и заявляет, что дальше – только на трамвае. К счастью, отсюда есть прямой маршрут № 14 прямо до знаменитой пивоварни U Fleku.

В заведении – только один сорт пива, фирменный, и меню не очень богатое, но нам хватило. Играет гармонист, среди прочего – «Катюшу», «Подмосковные вечера» и «Мурку», официанты сразу приносят пиво и какой-то крепкий аперитив, а количество выпитых кружек отмечают корявыми символами на листочке, что лежит прямо на столе. Итоговую сумму считают на калькуляторе, а при оплате кредиткой не упоминают о чаевых (но благодарят, увидев на столе наличные).

Первые упоминания о пивной «U Fleku» относятся к 1499 году, но заведение определённо существовало и до этого времени. В любом случае, пивная является старейшим пабом Центральной Европы, варящим хмельной напиток уже более пятисот лет без перерыва. Первоначально заведение носило другое название, вывеска «U Fleku» появилась на здании после того как его купил пивовар Флековски. Под его управлением пивная обрела огромную популярность, в среднем каждый день её посетители выпивали порядка 500 литров пива. До сих пор продукция «U Fleku» готовится по традиционным рецептам, с использованием ручной мельницы. Наибольшим успехом пользуется «флежский лежак», тёмное пиво крепостью 13 градусов. Комбинация из поджаренного тёмного и светлого солода вместе с отобранным хмелем обеспечивает ему необычный, насыщенный вкус. Сказывается и 40-дневный производственный процесс, включающий 9 дней непосредственного брожения.

Пообедав, направляемся на рынок на Гавельской улице, чтобы купить оставшиеся сувениры для бабушки Ларисы, а потом братья выпивают по пластиковому стаканчику светлого пива на Староместской площади, глядя на то, как с деревьев снимают новогодние гирлянды.

Майе запали в душу эти деревянные букетики: уговорила-таки папу купить вазочку, и сейчас она украшает наш обеденный стол :-).

Идем на трамвай, где и расстаёмся с дядей Володей: ему скоро уезжать в Вену. Сами отправляемся в музей транспорта, и дети предвкушают, как будут лазить по вагонам конки и старых трамваев. Однако, в папиных источниках не указано, что зимой музей не работает (а летом – только в выходные и праздники).

Огорченные, отправляемся кормить лебедей под мост. Сегодня их тьма, многие на суше, и можно гладить, сколько хочешь :-). Ну не совсем: лебеди всё-таки убегают, а дети их догоняют, что не понравилось одному дядьке, тоже кормившему птиц. Он даже угрожал вызвать полицию. Дети наши подуспокоились, и лебеди снова их обступили. Один молодой так вцепился Вадиму в палец, что и отдавать не хотел, да и Юлю прямо-таки атаковали.

Скормив весь имевшийся у нас хлеб, идем на остров Кампа искать мельничное колесо: находим его сразу же, неподалеку от стены Леннона, возле моста, на котором, пялясь на замочки на перилах, не заметили его в прошлый проход. Удивительное рядом.

Покупаем трдельники в забегаловке около ц. Св. Николая на Малостранской стороне и едем в понравившееся нам кафе-мороженое Puro. Вот и весь ужин. Мечта ребёнка, казалось бы ;-). Однако Лада устраивает скандал по поводу мороженого, Майя – из-за чая. Ужас… Видимо, устали.

На трамвае и метро возвращаемся в гостиницу, где Вадим успешно регистрируется онлайн на рейс и уведомляет московского таксиста, что планы нашего возвращения не изменились.



Предыдущее: Кутна-ГораВернуться к списку путешествийСледующее: Прага. Костёл св. Людмилы. Телебашня

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.