Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
535792
с 28.11.2010

путешествия > Европа > XV.7 Кутна-Гора


День 5, суббота 9.01.2016

Сегодня в 9 ч дядя Володя пришел к нам в гостиницу, дети встретили его в звериных ипостасях: Майя – ухая и махая руками в образе совёнка, Лада – на четвереньках в образе медведицы.

Идем толпой на вокзал, потом садимся в поезд на первые попавшиеся места второго класса: сидячее купе на шестерых с прозрачной стенкой. Комфортно. Вдруг появляется молодая пара и говорит, что мы заняли их места. Ничего не понимаем, но оказывается, что они эти места зарезервировали, а у нас билеты без указания мест (и кассирша ни о чем подобном не спрашивала). Мужчины готовы уж ехать в коридоре на откидных сиденьях, но «конкуренты», узнав, что мы – семья, согласны поискать себе другие места. Прелестно! На всякий случай Вадим проходит по вагонам в поисках запасного незабронированного купе и находит его, но нас больше никто не беспокоит.

Своим расцветом город Кутна-Гора обязан залежам серебра, обнаруженным примерно в конце 10 века нашей эры. Само название города отлично характеризует, чем занималось большинство его жителей: чешское слово «kutanim» означает «копать». Поначалу весь доход от рудников получал Седлецкий монастырь. На землях рядом с монастырём стал расти город, большинство жителей которого составляли шахтёры. Вначале поселение являлось хаотичным сборищем построек. С течением времени горные разработки стали давать до трети общей добычи серебра в Европе. В 1300 году король Вацлав II издал указ, упорядочивавший добычу серебра и регламентировавший жизнь города. Местные жители получили немалые привилегии и могли себе позволить постройку каменных домов. Постепенно Кутна-Гора стала вторым по важности экономическим центром Чехии и могла поспорить по размерам казны с Прагой.

Особенно благоприятно сказалось на жизни города основание Влашского подворья, где начали чеканить серебряные пражские гроши. Единственный Монетный двор Чехии 15 века находился к югу от центра Кутна-Горы. Рядом с ним была построена церковь святого Иакова.

Часть богатства кутногорских рудников доставалась городу, чьи жители на протяжении многих лет поддерживали королевскую власть. Шахтёры не только не поддержали национальное движение гуситов, но и преследовали его сторонников; многие восставшие были убиты и сброшены в подземелье.

Эпоха гуситских войн серьёзно подорвала благосостояние Кутна-Горы. Из города бежали многие состоятельные жители, часть рудников оказалась затоплена. Однако ближе к концу 15 века объёмы добычи серебра восстановились, и город снова вступил в период процветания.

Постоянная эксплуатация серебряных залежей привела к постепенному истощению рудных жил. Состояние тогдашней техники горных работ не позволяло разрабатывать более глубокие залежи металла, и в последней трети 16 века промышленная добыча серебра в Кутна-Горе перестала быть рентабельной. Кризис усугубился тем, что в то же время Австрия и Германия стали снабжать Европу своим серебром. Бывшая столица чешских шахтёров пришла в полный упадок. Дополнили экономическую катастрофу боевые действия Тридцатилетней войны, в ходе которых город дважды подвергся полному разорению. Точку в истории кутногорских серебряных промыслов поставил в 1727 году перенос Монетного двора в Прагу.

Численность населения сократилась в несколько раз, и городок остался на обочине прогресса. Зато он смог сохранить историческое ядро из зданий в стилях поздней готики и барокко. Сейчас на каждого жителя Кутна-Горы в год приходится по 10 туристов.

В Кутна-Горе у станции ждет автобус, на котором мы быстро доезжаем до Седлецкого монастыря. Ощутимо пахнет табаком: неподалеку находится фабрика одной из ведущих мировых компаний-производителей этой отравы. Осматриваем снаружи главный собор в готическом стиле (его интерьеры якобы выполнены в стиле барокко), но главная достопримечательность – не он.

Цистерцианское аббатство в кутногорском районе Седлец было основано в 1142 или в 1143 году, что делает его старейшим монастырём Чехии. Поначалу обитель не обладала значимостью, и ближе к концу 1270-х годов церковные власти даже подумывали о её закрытии. Ситуация изменилась с приходом в монастырь энергичного аббата Гейденрейха, сумевшего наладить экономическую деятельность и резко увеличить доходы: часть рудников, где шахтёры Кутна-Горы вели добычу серебра, располагалась на монастырских землях. На деньги, полученные настоятелем, монастырский комплекс был перестроен в стиле высокой готики. Сердцем ансамбля стала крупная базилика Вознесения Богородицы: неизвестный мастер, её спроектировавший, был хорошо знаком с принципами постройки немецких и французских храмов того времени. В то же время здание длиной 87 метров полностью соответствует правилам цистерцианской архитектуры – руководство ордена приветствовало аскетизм оформления и простые формы.

Мирная жизнь Седлецкого монастыря была нарушена бурными событиями эпохи гуситских войн. В 1421 году восставшие последователи Яна Гуса разграбили обитель и предали её здания огню. Как следствие, монастырская церковь без малого три века стояла без сводов и крыши.

В 1700 году очередной настоятель монастыря пригласил для восстановления комплекса архитектора Павла Игнаца Байера. Тот добавил колонны в тосканском стиле, но был отстранён от проекта. С 1702 года бразды правления оказались в руках Яна Блажея Сантини-Айхеля, основателя необычного стиля барочной готики. Один из лучших зодчих Центральной Европы тяготел к сложным геометрическим решениям, и старался наполнить свои творения символизмом. Он сумел восстановить структуру трансепта и нефа так, чтобы подчеркнуть размах монументального здания. Также Сантини оформил часовни поперечного нефа и создал необычные винтовые лестницы.

Чуть в стороне расположена церковь Всех Святых, известная как Костница, которая оформлена настоящими человеческими костями и черепами людей, когда-то (вследствие эпидемий чумы и гуситских войн) похороненных на местном, считавшемся престижным, кладбище. Готичный, надо сказать, подход к делу! 6 пирамид по углам были составлены полуслепым монахом в 1511 г., а основной «шедевр» – люстра из всех костей скелета – в 1870-м. А нынче, говорят, находятся люди, завещающие похоронить себя здесь, чтобы со временем тоже украсить Костницу своими останками.

Костёл Всех святых стоит на окраине Кутна-Горы, и с точки зрения архитектуры ничего особенного из себя не представляет. Двухэтажный храм квадратной формы с двумя колокольнями был построен примерно около 1400 года на месте снесённой старой церкви. Здание пострадало в 1421 г. от пламени пожара, разожженного гуситами, ярыми противниками католицизма, позже его восстановили. Реконструкцией, прошедшей в 1703-1710 годах, занимался архитектор Ян Блажей Сантини-Айхель. Он укрепил западный фасад и оформил его в стиле барокко.

Популярность церкви обеспечивает её подземная гробница, чьё внутреннее убранство в высшей степени необычно: оно выполнено из человеческих костей.

Традиции захоронения на кладбище при церкви Всех святых родились в середине 13 века. Тогда настоятель Седлецкого монастыря привёз из Иерусалима горсть земли и развеял её по округе. Верующие посчитали, что монастырское кладбище оказалось частью Святой Земли и многие из них пожелали быть захороненными в Кутна-Горе. Паломники прибывали не только из разных уголков Чехии, но и из-за границы – Польши, Баварии, Фландрии. Последний приют на кладбище рядом с церковью Всех святых нашли и многочисленные жертвы эпидемий: только за 1318 год здесь были похоронены около 30000 человек.

За время гуситских войн количество могил значительно увеличилось, так как возле Кутна-Горы состоялось несколько кровопролитных битв. Как следствие, территория погоста разрослась до 3,5 гектаров.

После окончания смутных времён кладбище при церкви Всех святых было решено уменьшить. Выкопанные кости оказались сложенными в склепе храма, где полуслепой монах принялся складывать их в пирамиды. Эти конструкции стали прообразом будущей костницы. В конце 18 века нанятый родом Шварценбергов резчик по дереву Франтишек Ринт использовал кости и черепа для создания люстр, канделябров, ваз. Особенно ему удался герб Шварценбергов, выполненный с немалым искусством.

Обойдя церковь кругом по небольшому кладбищу, выбираемся в центр. Нам везёт в буквальном смысле: у остановки стоит автобус, и мы на него успеваем. 2 км в объезд автобус преодолевает минут за 20, и мы выходим у главной достопримечательности городка – собора Св. Варвары (1388 – XX век).

Эта коническая крыша венчает серебрянорудную шахту Св. Георгия.

История строительства собора святой Варвары в Кутна-Горе тесно связана с противостоянием светских и духовных властей города. Аббаты Седлецкого монастыря претендовали на руководство вторым после Праги экономическим центром Чехии, а бюргеры старались сохранить самоуправление. В пику монастырю горожане решили выстроить собственный храм, крупнее и красивее церкви Всех Святых, которой пользовались монахи. Посвятить его планировалось святой Варваре, покровительнице шахтёров.

С точки зрения католических канонов Кутна-Гора не имела права строить собор или даже церковь, разве что часовню. Однако городской муниципалитет заказал такой проект, который вполне мог конкурировать с собором святого Вита в Пражском Граде. Для строительства, начавшегося в 1388 году, был приглашён архитектор Ян Парлерж, сын знаменитого Петра Парлержа. Благодаря большим запасам песчаника в окрестностях Кутна-Горы стройплощадка была обеспечена материалами, и уже через несколько лет значительная часть работ была проделана. В 1392 году были освящены малые алтари, тогда казалось, что вскоре строительство будет завершено.

Всё изменилось с началом эпохи гуситских войн. Экономическое положение Кутна-Горы резко ухудшилось, горожанам стало не до храма. Лишь через 60 лет после приостановки стройки работы возобновились. Теперь ими руководил Матей Рейсек, автор Пороховой башни, стоящей в центре Праги. При нём были закончены хоры, трифорий и внешние контрфорсы. Рейсек большое внимание уделял оформлению деталей и мелких элементов, его стараниями внешний вид храма обрёл пышный декор в позднеготическом стиле.

В 1506 году архитектор умер, но строители ещё несколько лет использовали его чертежи. Потом власти Кутна-Горы заключили контракт с известным по строительству ансамбля Пражского Града Бенедиктом Рейсом. Новый зодчий полностью переработал проект, фактически выстроив новое здание с крещатыми сводами и множеством огромных окон. Отныне верующим уже не приходилось мокнуть под дождём во время богослужения.

Майя держит в руках снежок, слепленный Володей :-). Этот снежок, несколько раз возобновлённый, проведёт Майю по всему городу почти без нытья и жалоб на усталость! Майя будет так сильно увлечена его сохранением... ;-)

Внутреннее убранство костёла отличается необычным оформлением. Помимо алтаря с изображением святой Варвары и часовен, посвящённых другим святым, посетители могут увидеть фигуры рудокопов в рабочем облачении, а на стенах Хашплирской часовни видны сцены шахтёрской жизни. Также обращают на себя внимание многочисленные скульптуры, которыми украшена верхняя часть здания. Если рассматривать их в бинокль, то можно различить демонов, мифических зверей типа химер и гарпий, и даже обезьяну с апельсином.

Огромный готический собор, сопоставимый с собором Св. Вита, стоит на возвышении, на склонах холма разбит виноградник, вино с которого предлагают купить тут же, а панорама Кутна-Горы впечатляет! Может быть, стоило зайти внутрь собора и полюбоваться на витражи, но Вадим решает этого не делать, опасаясь очередного «зависания» Юли.

Пора обедать, а неподалеку Pivnice Dacicky из нашего списка. Вадиму – традиционный суп-гуляш в хлебной миске и ломтики цыпленка по-древневенгерски (рецепт 1591 г.: ломтики цыпленка с белым вином, сметаной, рубленым миндалем и пряностями), Ладе – курица с грибами и вишневым соусом (Лада терпеть не может соусы, но тут не ворчала!), Юле – оленью спинку на гриле, завернутую в бекон, Майе – драники и картофельный суп с грибами, дяде Володе – чесночный суп и кабанью спинку с грибами.

Башня, обнесенная лесами – это колокольня церкви св. Иакова. Сама церковь тоже хорошо видна справа от неё.

Церковь святого Иакова Алфеева является старейшим храмом Кутна-Горы. Её строительство началось в 1330 году, профинансировали работы местные богачи. Они же выбрали местом основания церкви холм неподалёку от центра города, что впоследствии сказалось на облике здания: вторую башню так и не удалось закончить из-за плохого состояния почвы.

Хотя ядро церкви было закончено к 1380 году, полного завершения работ и освящения храма пришлось ждать ещё 40 лет, поскольку затянулось оформление западного фасада, выдержанного в готическом стиле и богато украшенного декором по канонам, выработанным Петром Парлержем во время строительства пражского собора святого Вита.

В эпоху гуситских войн церковь святого Иакова пострадала от рук восставших, как и другие религиозные здания Кутна-Горы, но существенные повреждения всё же ей нанесены не были.

На улицах нам встретились две группы одетых подобным образом молодых людей: что бы это могло означать? Колядующие, изображающие волхвоцарей? Сектанты?

Пообедав, отправляемся на осмотр других достопримечательностей.

Каменный фонтан.

Большой фонтан необычной формы был установлен в центре Кутна-Горы в 1495 году. Горные разработки нарушили старую систему водоснабжения, и средневековым инженерам пришлось ломать голову, как снабдить горожан чистой водой. От источников в окрестностях города были проложены деревянные трубы, наполнявшие несколько резервуаров. Одним из мест, куда приходила питьевая вода, стал Каменный фонтан. Деньги на строительство дал богач Ян Смишек, благодаря чему для строительства был использован камень, а не дерево, как обычно. Спонсорская помощь пригодилась и потому, что постройкой занимался в период с 1493 по 1495 годы архитектор Матей Рейсек, который строил собор святой Варвары. Мастер богато украсил декором стороны каменного многоугольника, оформив Каменный фонтан в стиле поздней готики.

Раньше на верхней кромке сооружения стояли скульптуры, но потом их убрали, как и оригинальную кровлю.

Церковь Св. Яна Непомуцкого (1734-54) – единственный в городе храм в стиле барокко.

Чумной столб.

Чумные столбы, обозначающие окончание очередной эпидемии, стоят во многих городах Европы. Обычно они украшаются фигурами Богоматери и различных святых, но шахтёрский город Кутна-Гора увековечил также память умерших горняков. Их статуи находятся в нижней части пьедестала и поддерживают всю конструкцию. Выше них размещаются наиболее почитаемые в Чехии святые, а венчает композицию колонна 16-метровой высоты, на которой установлена скульптура Девы Марии.

Одно из лучших в Кутна-Горе барочных произведений искусства создал в 1713-1715 годах архитектор Франтишек Баугут. Считается, что он сумел зашифровать буквами изречения на панелях памятника точное число жертв эпидемии, погибших в городе и его окрестностях.

От церкви Св. Иакова открывается вид на собор и расположенный рядом с ним Иезуитский колледж.

Иезуитский колледж.

Пожелание организовать в Кутна-Горе иезуитский колледж император Фердинанд II высказал ещё в 1624 году. Этот его шаг был частью программы Контрреформации, проводившейся в Чехии после поражения протестантов.

Иезуиты, которым поручалось искоренить лютеранство, рассчитывали возвести целый комплекс зданий, включающий помимо колледжа также жилые помещения, церковь и другие постройки. Но так как ради строительства пришлось бы снести целый городской квартал, а недвижимость в центре Кутна-Горы стоила дорого, будущий оплот католичества пришлось несколько сократить в размерах и разместить его впритык к собору святой Варвары.

Разработку проекта иезуиты поручили одному из ведущих архитекторов того времени Джованни Доменико Орси. 2 марта 1667 года с ним был заключён договор, и здание в стиле барокко начало постепенно расти. Работы шли очень долго, лишь через 11 лет иезуиты смогли начать занятия в северном крыле. Окончания строительства им пришлось ждать ещё почти полвека. Дорабатывал проект в 1730-х годах архитектор Килиан Игнац Динцинхофер, занимавшийся северным крылом. Полностью план Орси так и не был реализован.

Впечатление от Иезуитского колледжа формируется его длинным фасадом, расчленённым штукатурным декором в стиле раннего барокко. Наблюдателю кажется, что стена уходит куда-то в бесконечность.

С первой четверти 18 века террасу перед Иезуитским колледжем украсили выразительные статуи святых, наиболее почитаемых иезуитами. Их изваял в период с 1703 по 1716 годы скульптор Франтишек Баугут, и поначалу фигур было двенадцать. После 1740 года неизвестный мастер создал ещё одну статую: к святому Игнатию Лойоле, святому Франциску Ксаверию и другим выдающимся католическим деятелям добавился святой Ян Непомуцкий. Каждая скульптурная композиция интересна по-своему: святой Иосиф держит на руках младенца Иисуса, святой Франсиско Борджа изображён в одежде иезуита, у ног известного просветителя святого Франциска Ксаверия детишки изучают книги.

Доходим еще до Влашского (итальянского) подворья, с которого началась история Кутна-Горы как города богатого.

Влашское подворье

До начала 14 века на территории Чешского королевства работали 17 монетных дворов, каждый со своими стандартами. Королевский указ установил, что чеканить новую монету, серебряный грош, можно будет только в Кутна-Горе.

Для проведения реформы денежного обращения правитель Чехии пригласил финансистов из Флоренции. Поэтому новый монетный двор получил имя Влашский – этим словом чехи называли итальянцев.

Комплекс Влашского подворья включал помимо мастерских, где чеканщики обрабатывали серебро, также залы для заседаний, часовню в готическом стиле и другие помещения. В начале 15 века здание на время стало резиденцией короля Вацлава IV. Его стены также были свидетелями ряда важных событий чешской истории, в том числе избрания на трон короля Владислава II.

После того как добыча серебра в Кутна-Горе перестала быть рентабельной, Влашское подворье заняла местная администрация. Сейчас во внутренних помещениях размещена выставка, посвящённая истории Чешского Центрального банка средневековых времён.

Скульптурное изображение какого-то чешского короля, найденное здесь.

Вверху - реконструкция, а это оригинал.

Для выполнения сегодняшней программы-максимум осталось купить сувениры, но с этим проблема: город как будто вымер. Местных нет, магазинчики закрыты, редкие прохожие – сплошь туристы. Даже дорогу спросить не у кого, а хочется найти автобус. Начинаем думать о такси для девушек: мужчины-то три километра до вокзала преодолеют.

Шаг за шагом выходим из исторического центра и идем к остановке, которую Вадим запомнил во время пути туда. Мы уже были почти у цели (до остановки не дошли метров 100 всего), но черт нас дернул навести справки у показавшегося местным прохожего! Тот что-то затараторил по-чешски, и непонятно, а он всё не может остановиться. Тут выворачивает автобус, Юля машет ему обеими руками, но водятел (sic!) остановиться отказывается :-(.

Наконец находим легальную остановку: следующий автобус только через час и в случае его малейшей задержки мы опаздываем на поезд, который ходит раз в два часа. Водитель автобуса, конечно, это отлично знал... и всё равно не остановился, чем поразил Юлю до глубины души :-(.

Юля в отчаянии безуспешно голосует на дороге (машин 10-15 без колебаний проехало мимо: здесь вообще не принято никого подвозить?), Вадим находит бар и просит вызвать нам такси. Через 10 минут и 107 крон мы на вокзале. Уфф!

Здесь есть сувенирный киоск, так что мы прибарахляемся нехитрыми колокольчиками-магнитами. Не до жиру.

В поезде Юле чудом удается занять 5 мест в одном купе (мужчины опять готовились ехать стоя, потому что пройдя практически весь поезд насквозь мы не нашли даже двух свободных мест рядом, пока в предпоследнем вагоне нам наконец не повезло), и мы без приключений за час доезжаем до Праги и сразу идём ужинать.

Поскольку вечер субботы и разгар ужина, выбираем беспроигрышный вариант - «Колковну»: даже этот большой и спрятанный во дворах ресторан почти полон. Юля заказывает стейк из лани, дядя Володя – ножку зайца, Вадим – ножку гуся, Майя – макароны с пармезаном, Лада – курицу с пюре. На десерт – чизкейк, ореховый пирог и штрудель с мороженым. На столе – 4 вилки на пятерых, салфеток нет вообще (недостающее пришлось самим добывать на соседних пустых столах), к десертам не дали ложечек, убирать посуду никто не спешил. Да еще и ждали всего очень долго, недаром дядя Володя заявлял, что ему эта сеть не нравится. Чаевых не оставляем.

Все устали, так что расстаемся на Вацлавской площади и неторопливо возвращаемся в гостиницу пешком.



Предыдущее: Прага. Нове-Место. Староместская мостовая башняВернуться к списку путешествийСледующее: Прага. Орлой. Йозефов. Метроном. Снова лебеди

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.