Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
565391
с 28.11.2010

путешествия > Россия и СНГ > Владимирская Русь. Боголюбово - Юрьев-Польский


Дата: 05.06.2016

Сегодня началось наше путешествие по Владимирской Руси. Термин довольно условный, хотя все или почти все территории, которые мы собираемся посетить, какое-то время были под управлением этого города.

Выезжаем в 7:15 до начала пробок, причем мы предусмотрительно выбираем день с таким расчётом, чтобы ехать «против шерсти». Тактика себя оправдывает, мы нигде не стоим, хотя и едем небыстро: на шоссе сплошь светофоры, примыкания второстепенных дорог и пешеходные переходы.

Для более легкого путешествия Вадим подготовил большой сборник музыки, который по факту не удовлетворил Юлю, а увидев реакцию мамы, начала ворчать и Майя. Ладе же, по счастью, было всё равно.

Итак, около 11 ч мы приезжаем в Боголюбово и идём пешком через заповедный луг к храму Покрова на Нерли (1165). Майя пытается капризничать, дескать, она устала идти, но потом как-то смиряется. Довольно жарко.

Эта церковь находится в паре километров от монастыря, возникшего на месте замка князя Андрея Боголюбского, и по праву считается национальным символом России. По замыслу княжеских зодчих это сооружение должно было символизировать Русскую землю, правда, первоначально символ этот не был таким утонченно-нежным, он скорее поражал своим величием.

Как и почти все храмы Боголюбского, церковь Покрова Богородицы прославляла созданный им новый культ Владимирской Божьей Матери. Это было торжественное сооружение, возведенное на пятиметровом искусственном кургане, обложенном снаружи белокаменными плитами. Если можно было бы убрать землю этого кургана, храм выглядел бы высокой башней, так как под землю он уходил немногим меньше, чем его фасады возвышаются над поверхностью.

При постройке Покрова-на-Нерли, как и других храмов Андрея Боголюбского, кроме западных мастеров (их, кстати, послал князю сам Фридрих Барбаросса) были задействованы, скорее всего, и каменщики из Волжской Булгарии. Дело в том, что сама церковь, возможно, является памятником победоносному походу Андрея на булгар, во время которого князь обязал их данью - булгары должны были поставлять камень для его широкомасштабного строительства.

Несмотря на усилия братии Боголюбовского монастыря по уничтожению всего наследия князя Андрея, храм Покрова-на-Нерли устоял. В 1784 году местный игумен хотел разобрать церковь, но подрядчик заломил ему слишком большую цену за разбор старого храма. Но в 1877 году другой игумен все же отыгрался, прежде чем церковь взяли под охрану власти, он успел соскоблить оставшиеся в барабане и куполе храма фрески.

Сама церковь не обманула наших ожиданий. Конечно, немало туристов, но и далеко не адская толпа, которую можно было бы ожидать в воскресный летний день. Ряби на воде залива-старицы почти нет, что позволяет снять церковь с отражением. Как обычно, Юля снимает общие планы, а Вадим – детали, благо тут они есть.

Обойдя вокруг и зайдя внутрь (охранник говорит, что фотографировать нельзя, но потом уходит покурить, так что нам ничто не мешает осуществить задуманное), отправив Юлю на берег старицы снимать отражение, мы мирно сидим на лавочке, после чего пускаемся в обратный путь. Майя резвится вовсю.

С пешеходного моста через железную дорогу на Нижний прекрасно видно Боголюбовский монастырь, и в нем легендарные палаты князя Андрея (если знать, куда смотреть). Они отличаются от остальной застройки цветом: камень не отбелен до белоснежности, а приобрел желтоватый оттенок. Ну и если присмотреться, можно увидеть резьбу в стиле Покрова на Нерли.

Здесь почти девять веков назад располагалась резиденция Андрея Боголюбского, правившего великим княжеством Владимирским с 1157 по 1174 год. На месте монастыря и располагался белокаменный княжеский замок. Собственно, от самого замка ничего не осталось, по крайней мере так считалось до тех пор, пока в 1954-м году не обнаружили фрагменты лестничной башни и галереи.

Этот город был подобен другим княжеским резиденциям - Вышгороду, что под Киевом, и Кидекше под Суздалем, да и в Новгороде – Кремль на одном берегу Волхова, торжище – на другом. Русские князья (и не только они: вспомним замок в Риге и Пражский Град) любили жить отдельно от ремесленного люда и боярских городских усадеб. Другой важной причиной создания подобных замков было желание контролировать водные пути. Недалеко от Боголюбово в Клязьму впадала река Нерль, на этом месте сейчас стоит храм Покрова-на-Нерли.

Крепость Андрея Боголюбского перекрывала сразу две водные артерии Владимиро-Суздальского княжества. По рекам осуществлялась тогда вся торговля, поэтому выбор этого места был совсем неслучаен - контролируя Клязьму, можно было держать под присмотром Владимир, а по Нерли - боярский город Суздаль.

Дворец был выстроен в романском стиле и даже то немногое, что сохранилось, является старейшей гражданской постройкой в России.

Вадим с Ладой идут в монастырь (на голову она надевает капюшон худи, хотя за формой одежды здесь строго не следят, и тёток в штанах без какого-либо подобия юбки сверху здесь чуть ли не каждая вторая) и осматривают снаружи тот небольшой фрагмент палат. Чуть-чуть заходят внутрь, чтобы увидеть начало винтовой лестницы о 33 ступеньках (число, скорее всего, легендарное), на которой и был убит князь Андрей Боголюбский в 1174 году боярами.

Собор Рождества Пресвятой Богородицы, возведенный в XVIII веке на месте разрушенного собора XII века. Остатки замка растаскивали монахи, собор тоже они поломали, когда хотели расширить окна. Если бы замок оставался бесхозным, от него бы больше сохранилось.

А доминантой монастыря о 5 синих куполах служит собор Боголюбской иконы Божьей Матери (1855-56) архитектора Тона, такой же грузный, как и тот предтеча Храма Христа Спасителя, что мы видели в Угличе. Даже Юля узнаёт стилистическое единство.

Теперь пора задуматься об обеде, но вначале мы поселяемся в гостиницу «Заря». Пока Вадим идёт с двумя чемоданами и ещё двумя сумками ко входу, девочки убежали вперед, но не догадались занять очередь к единственной поселяющей администраторше. Очередь из трех человек, сформировавшаяся буквально за секунды до прибытия Вадима, затянулась минут на 15.

У нас два двухместных номера, причем не рядом, а через один. Тому, кто живет посередине, не повезло вдвойне: нашу семью тихой не назовешь, хотя дети поодиночке – пай-девочки. Короткое переодевание, и мы выезжаем на поиски кафе. Первый объект из подготовленного Юлей на основе отзывов с трипадвайзера списка уже прекратил своё существование, и мы выдвигаемся на главную улицу города, где этих забегаловок много, но почти нет места для парковки. Оно находится на Соборной площади рядом с десятком туристических автобусов. Метров 400 приходится возвращаться пешком.

В кафе «Старая крепость» мы единственные посетители. Детям заказываем «Русский салат» (то бишь, Оливье), Лада еще остановила выбор на солянке, которую пришлось доедать папе. Юле – картоха (так и было написано в меню) с грибами, Вадиму – окрошку и грудку индейки с баклажанами и кабачками гриль, которой он поделился с забраковавшей солянку Ладой. Порции кажутся маловаты, но в совокупности все наелись.

Теперь мы вопреки первоначальному плану гулять по городу едем в Юрьев-Польский. Туда мы собирались послезавтра, но прогноз погоды предрекает такую мерзость, что Юля говорит, что никуда не поедет. Посмотрим, насколько прозорливы окажутся синоптики.

Дорога – хоть и двухполосная, но относительно приличная, идет по живописной холмистой местности, среди полей, перелесков и прудов. Сёла на этой древней земле идут одно за другим – особо не разгонишься. Дети немного поспали.

В Юрьеве-Польском осматриваем, конечно, Георгиевский собор, но перед тем забираемся на древний вал, что идет вокруг монастыря, в котором сейчас музей. Туда мы не идем, уделив всё внимание храму-загадке, построенному, как гласит табличка, в 1234 году, лет через 200 рухнувшему и восстановленному в правление князя Ивана III. Изначально собор был украшен резьбой «с ног до головы», а при восстановлении камни были перепутаны, и рисунок теперь – неразрешимая загадка. К сожалению, и пропорции храма тоже были утрачены, вероятно, архитектурно он был похож на Покрова-на-Нерли, а превратился… в самого себя: тяжеловатого, с невысокими стенами, широким барабаном и большими крыльцами.

Юрьев-Польский - городок (19 тыс. жителей) во Владимирской области. Он расположен примерно в центре "малого Золотого Кольца" - по 50-70 километров до Владимира, Суздаля, Переславля-Залесского и Александрова, но именно поэтому сам остаётся едва ли не наименее известным городом на Золотом Кольце.

Юрьев основал в 1156 году Юрий Долгорукий - он вообще основал пару десятков городов в Залесье, и Москва среди них тогда даже не очень выделялась. Приставка "польский" пусть не вводит в заблуждение: ляхи не при чём, правильнее было бы Юрьев-Опольский, Юрьев-в-Полях - ведь здесь начиналось Ополье, издревле распаханные земли. Двойным название города стало, чтобы его не путали с несколькими другими городами с именем Юрьев, среди которых — нынешний эстонский город Тарту. В 1212 году город с округой получил в удел Святослав, сын Всеволода Большое Гнездо. Изначально, по обычаю того времени, он взялся воевать с родными братьями за Владимир, но когда в 1216 году Владимирскому княжеству пришлось воевать с коалицией Новгорода, Смоленска и Ростова - вдруг вступился за старшего брата Юрия. Ту войну владимирцы проиграли, но Святослав оставался верен брату и участвовал в его войнах вплоть до битвы на Сити, где Юрий сложил голову. В 1246-48 годах Святослав всё-таки стал Великим князем Владимирским, но затем был изгнан, повоевал с литовцами и ушёл на покой. На редкость для тех времён положительный персонаж, даже причисленный к лику святых. И именно ему Юрьев-Польский обязан Георгиевским собором.

Георгиевский собор стал последним русским храмом перед Монгольским нашествием - заложенный в начале княжения Святослава, освящён он был в 1234 году, то есть за 4 года до битвы на Сити. Изначально он выглядел иначе - гораздо выше и сложнее, но... в 1452 году храм обрушился, и решать эту проблему в Юрьев послали Василия Ермолина - главного архитектора Московского княжества. Он в 1471 году провёл первую в истории России "комплексную реставрацию архитектурного памятника", вот только методов научной реставрации тогда не знали, чертежей и обмеров не было, а многие фрагменты за 20 лет успели растащить люди - и как результат, получилось совсем не то, что было изначально. Собор стал примерно вдвое ниже. Полностью собрать уже всё было невозможно. К тому же собор восстановили меньшим по высоте, и часть деталей "осталась лишней". Новых камней при этом правда не добавляли - весь материал как был, так и остался 13-го века.

В белокаменном зодчестве Владимиро-Суздальской Руси была очень популярна каменная резьба - скульптуры, барельефы, орнаменты. Апофеоза это искусство достигло в Юрьеве-Польском. Собор был покрыт фигурами и орнаментами почти целиком, и его убранство слагало цельную картину - именно её-то восстановить не удалось. Но собор такой 550 лет из почти 800 лет своей истории...

Здесь есть такой экзотический сюжет, как Вознесение Александра Македонского - подобным барельефом украшен ещё и Дмитриевский собор во Владимире: в Древней Руси было популярно представление о Македонском как об этаком православном крестоносце.

Северная стена сохранилась целиком, до уровня аркатурно-колончатого пояса включительно, и сохранила свою сюжетную картину. Одна из достопримечательностей северной стены - слон, и есть своего рода игра у путешественников - суметь этого слона найти. Есть мнение, что это не слон, а мамонт.

Встречаются даже кентавры. Что делают мифологические существа на православной церкви, вопрос хороший. Учёные говорят о некоторых животных и птицах как о символах могущества и власти князя, о других - как об оберегах, идущих ещё из языческих времён.

Отсюда отправляемся по отвратительной дороге в село Городище. Отдельные фрагменты пути как будто результат бомбёжки, яма на яме. А окрестности живописные. На месте этого села когда-то был город Мстиславль. Сохранился лишь внушительный заросший лопухами, сурепкой и крапивой вал, окруженный прудом. Вадим с Ладой находят-таки дорогу через ров и забираются по какой-то полутропинке на вал. Лада рада.

Из кирпича разобранной в 1920-е годы церкви построена совхозная мастерская. Но колокольня (1894) уцелела.

За колокольней, у старицы речки Гза - собственно, городище. Древний Мстиславль, который был основан в 1094 году ростовским князем Мстиславом, в те времена, когда Киевская Русь была ещё крепка, а Ополье с центром в Ростове-Великом было лишь дальним русским форпостом в мерянской стороне. Судя по всему, зачах он именно с появлением Юрьева или в 14 веке, когда его обошла стороной Стромынская дорога из Москвы в Суздаль. Тем не менее, в 1216 году близ Мстиславля произошла Липицкая битва - коалиция Новгорода, Ростова и Смоленска нанесла поражение Владимиро-Суздальскому княжеству. Это была едва ли не самая кровавая битва в истории княжеских междоусобиц - с обеих сторон полегло более 10 тысяч человек.

Владимирский князь Юрий спасся с поля боя бегством и во Владимир прискакал, загнав четырёх коней, в нижнем белье. Его младший брат Святослав от междоусобиц вообще отказался и принялся отстраивать Юрьев-Польский. Но битва положила конец борьбе за владимирский престол, и Владимирское княжество от неё ненадолго, до нашествия монголов, выиграло.

Вадим фотографирует панельные дома, украшенные яркой оптимистичной мозаикой, на въезде в село, и мы отправляемся обратно. В Юрьеве-Польском фотографируем ещё памятник Юрию Долгорукому – основателю города (интересно, как это происходило, так сказать, технически, учитывая количество основанных им городов. Вот сказал князь: «Быть на этом месте городу!» Но надо же крепость какую-никакую возвести, людей согнать, чтобы жили. Или же, подобно истории с Москвой, речь шла фактически о переименовании и укреплении какого-то уже существовавшего на этом удачном места села?), лабазы – да и возвращаемся во Владимир.

Кольцо валов времён Святослава Всеволодовича, опоясывающее древний собор. Это бывший кремль, и примерно треть его занимает Михаило-Архангельский монастырь, основанный всё тем же Святославом в начале 13 века. Монастырь был достаточно богат, вёл собственную летопись, и возрождался несмотря на то, что его разрушали 4 раза: в 1238 (Батый), 1382 (Тохтамыш), 1408 (Едигей) годах и в Смуту. Каменное строительство здесь началось в 16 веке, и наследие тех времён - западная стена с тремя башнями (1535).

Деревянная Георгиевская церковь (1718), перенесённая сюда в 1967-68 годах из села Егорье, где с 1565 года действовал свой монастырь. Эта церковь - всё, что от него осталось.

Большинству купцов тут не хватало ресурсов на развитие собственных магазинов, торговля была в основном мелкой, и торговали в основном ремесленники, рыбаки, крестьяне из окрестных деревень. Торговые ряды построены в 1873-77 годах.

Юля уже кричит, что замерзла, поэтому едем в гостиницу утепляться. Детям тоже досталось по куртке, хотя они вроде бы не просили.

Вновь едем на Соборную площадь, где теперь пусто, и идем в одноименное кафе. Интерьеры оформлены портретами рок-групп и отдельных музыкантов: Карлос Сантана, Рэй Чарльз, Пол МакКартни, Оззи Осборн… Вадим взял себе телятину в сливочно-грибном соусе, Майя - картофельное пюре, Юля - пасту с лососем и шпинатом, Лада хотела взять дохленькую закуску из креветок, но родители заранее отказались их чистить, так что получился скандал. Официантка не знала, что предложить: везде или соус, или сливки… Еле уговорили ребенка на чистый омлет, без бекона, помидор и прочих глупостей.

Сразу после ужина Лада сказала, что хочет спать, но мы ещё немного погуляли по Соборной площади. Сходили на смотровую, где появился памятник «Крестителям земли Владимирской» - Владимиру Красно Солнышко и какому-то Федору (временная трактовка истории, кажется, сплошной фальсификат, ведь небезосновательно же в советские времена считалось, что город был основан Владимиром Мономахом, а нынче город постарел сразу века на полтора). Конечно же, на памятнике куча регалий спонсоров: и архиепископ, и губернатор, и мэр, и кто-то ещё. Это вам не Минин с Пожарским и скромной подписью «Благодарная Россия».

Мы насладились видом на мост через Клязьму и Георгиевскую сторону города через овраг, потом сходили к Успенскому собору, а оттуда как бы невзначай (Майя явно идти не хотела) и к Дмитриевскому. Фотографировать детали резьбы уже было темно.

Первый камень в фундамент храма заложил князь Андрей Боголюбский в 1158 году.

Андрей мечтал, чтобы его стольный град Владимир в своём могуществе и богатстве затмил «матерь русских городов» — Киев, и поэтому задумывал Успенский собор как главный храм Владимиро-Суздальской Руси. Как сообщает летопись, князь «привёл мастеров из всех земель». Ювелиры, иконописцы и золотильщики были приглашены из Киева, Галича и Греции. Король Германии Фридрих I Барбаросса, состоявший в дружбе с Андреем Боголюбским, прислал во Владимир немецких мастеров.

Здание Успенского собора воздвигли из известняка и украсили белокаменной резьбой. Центральная глава храма, увенчанная золочёным шлемом, вознеслась ввысь на 33 метра, превзойдя по высоте Собор святой Софии в Киеве.

Фасады декорировали сложными пилястрами с коринфскими капителями, а по горизонтали расчленили на два яруса арочным фризом. Стены и свода храма расписали фресками. Пол покрыли мозаикой из цветной майолики и медных позолоченных плит. Свет золотых и серебряных люстр, освещавших Успенский собор, отражался в блестящих золочёных плитах пола, словно в огромном зеркале.

В 1185 году Успенский собор пострадал от пожара. Зодчие, восстанавливающие храм, обнесли здание со всех сторон новыми каменными стенами и соединили их арками со старыми стенами, создав, таким образом, своеобразный «футляр».

По приказу князя Всеволода Большое Гнездо владимирские мастера значительно расширили Успенский собор и заменили его убранство на более пышное и дорогое. В Успенском соборе венчались на великокняжеский престол великие владимирские князья, перенявшие от Андрея Боголюбского идею единства Русской Земли.

Однако после смерти Всеволода Большое Гнездо вновь начались феодальные междоусобицы, ослабившие Русь накануне татаро-монгольского нашествия. В 1238 году войска хана Батыя, опустошив Рязань, вторглись во Владимир. Несмотря на героическое сопротивление жителей, татары всё-таки взяли город. Предчувствуя неизбежную гибель, многие горожане затворились в Успенском соборе вместе с епископом Митрофаном и его семьёй. Они предпочли мученическую смерть позорному плену и задохнулись от дыма, после того как татары обложили собор брёвнами и подожгли здание.

Все реликвии были разграблены, живопись повреждена огнём, но обгоревший храм выстоял. Одержав победу над татаро-монголами на Куликовом поле в 1380 году, русские с особым рвением принялись восстанавливать былое величие Руси. В 1408 году сын Дмитрия Донского — Василий Дмитриевич — пригласил из Москвы известных иконописцев Андрея Рублёва и Даниила Чёрного, украсивших владимирский собор новыми фресками.

От средневековой росписи Успенского собора сохранились фрагменты композиции «Страшный суд» (1408 год), выполненной Андреем Рублёвым. Большинство настенных росписей, дошедших до наших дней, относится к XIX веку. До 1395 года в Успенском соборе находилась Владимирская икона Божией Матери, привезенная Андреем Боголюбским из Вышгорода. По преданию, эта икона написана евангелистом Лукой на доске стола, за которым Богородица ела со своим сыном Иисусом и мужем Иосифом.

В некрополе Успенского собора покоятся мощи великих князей — Андрея Боголюбского, Всеволода Большое Гнездо, Юрия Всеволодовича и др. Здесь же погребены владимирские епископы и митрополиты, в том числе митрополит Максим, перенёсший в 1299 году кафедру из Киева во Владимир. Успенский собор послужил образцом для более поздних храмов, например, для Успенского собора Московского Кремля.

Возвращаемся к машине и едем в гостиницу. Дети действительно устали.



Предыдущее: Владимирская Русь. МуромВернуться к списку путешествийСледующее: Золотое полукольцо. День 7. Музей "Рождение сказки"

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.