Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
546379
с 28.11.2010

путешествия > Россия и СНГ > Хорошо, что у нас есть Выборг!


Дата: 08.07.2016

Посещение Выборга было одним из моих больших желаний в плане путешествий по России. Еще бы – город с такой историей, с чужеземным замком с башней-донжоном. Виды Выборга, иногда попадающиеся в Интернете, только разжигали любопытство. Вспомнить хотя бы почтовую марку, которая была у меня в коллекции.

Электричка-«Ласточка» с Финляндского вокзала (билеты на неё продаются без паспорта, как на обычную электричку) домчала меня до места назначения за 1 ч. 15 мин. На сей раз я удобно устроился в уголке вагона, где мог спокойно вытянуть ноги. Да и на обычном месте, наверное, усидел бы.

9:20. Выхожу с платформы через узкую калитку, потом миную турникеты (ох уж эти узкие места, как будто нарочно созданные для скопления пассажиров), и вот я на привокзальной площади, украшенной стелой с буквой W. Мне предстоит 25-километровая пешая прогулка по городу и парку Монрепо. Если бы знал, что пройду так много, тридцать раз подумал бы, надо ли оно мне.

Первым делом осматриваю дом в стиле северный модерн. Затем вдоль бухты иду к декоративным драккарам, оставшимся от съемок фильма «И на камнях растут деревья» (1984). Правда, это копии: оригиналы за прошедшие годы сильно обветшали и были заменены. Затем возвращаюсь чуть-чуть назад.

Огибаю бухту (залив Сакка-Лахти) по скверу и вскоре выхожу к Рыночной площади. Два основных здания на ней – это Круглая башня (1547-50), она же «Толстая Катерина», оставшаяся от Рогатой крепости, охранявшей Старый город на полуострове между Сакка-Лахти и Выборгским заливом, и крытый рынок (1904-06) в форме кирхи.

По берегу бухты выхожу к замку. Увы, он открывается с 11 ч., а сейчас всего 10. Наверное, по территории можно было погулять, но я же хочу забраться на башню, поэтому решаю отложить визит на обратный путь.

Памятник полководцу Апраксину:

Теперь я иду на остров Твердыш, где сохранились остатки Анненских укреплений. Где-то я прочитал, что помимо основных ворот в крепость можно попасть каким-то окольным путем, поэтому отклоняюсь по Петровской набережной немного левее, дохожу до начала парка, и в полной уверенности, что вижу что-то похожее на ворота, устремляюсь вглубь.

Анненские укрепления (Анненкрон) находятся на острове Твердыш, для их осмотра можно пройтись по Петровской набережной (тут сохранились крепостные строения), и по Петровской улице (она проходит через земляные валы). Так же на месте Аннинских укреплений сейчас находится Петровский парк, а прямо через них прорезана нынешняя улица Островная, на которой также сохранилась часть крепостных построек.

Пожалуй это – одна из наиболее хорошо сохранившихся военных крепостей России XVIII века. Укрепления эти давно уже стали обычной частью города – в бывших казармах живут люди, гауптвахта приспособлена под некий дом культуры, пороховые и провиантские склады – под гаражи и производственные площадки, двое городских ворот к 700-летию Выборга отреставрировали, а еще двое сохранившихся найти не так-то просто – в одних устроена автомастерская, а другие бурьяном поросли…

После Северной войны, закончившейся для России победой над Швецией, по Ништадскому мирному договору Выборг перешел к победителю. Понимая его стратегическое положение на подступах к Санкт-Петербургу, в январе 1724 года Петр I поручает разработать проект усиления опасных для атаки мест, особенно со стороны Швеции – с запада. Надо отметить, что в шведский период запад города охранял лишь Выборгский замок – ведь запад находился в шведскому тылу и ждать удара со стороны своих не приходилось, другое дело – восточное направление – вот его то шведы укрепляли как могли, особенно в преддверии очередной войны с Россией, что, впрочем, как мы уже знаем, не очень-то и помогло…

Итак, впервые за всю историю Выборга было решено укреплять западные подступы к нему. Для этих целей был выбрана оконечность острова Слотсхолмен (современный Твердыш, бывший финский Линнасаари), тем более что на его мысу Терваниеми уже был в 1710 году построен русский редут (именно с него Петр I руководил осадой города и в последствии этот редут стали называть «редут Петра Великого»). Строительные работы начались в 1731 году, главным архитектором был генерал-майор Адальберт де Кулон, который руководил процессом вплоть до своей смерти в 1735 году. К концу 1730-х годов большая часть укреплений была готова и получила название по имени царствовавшей в то время императрицы - «Корона Санкт Анна». «Корона» – потому что на плане три основных бастиона напоминали очертаниями корону (другие варианты названия – «Аннекрон», «Кронверк», «Корон-Санкт-Анна», «Аннинские укрепления»).

Новая русско-шведская война 1741-1742 годов побудила к более серьезной подготовке крепости со стороны предполагаемого удара.

Именно тогда были построены на старой «королевской дороге» главные въездные ворота в Выборг - 1-е и 2-е Абовские (в честь города Або, современного Турку), которые позже стали называться 1-ми и 2-ми (или внешними и внутренними) Фридрихсгамскими (в честь главного русского трофея войны 1741-1742 годов – шведской крепости Фридрихсгам, она же ближайший к Выборгу крупный финский город Хамин).

Быстро взбираюсь на заросший вал, мокрая трава по пояс, но тут как будто есть тропинка. И куча спелой малины. По тропинке и иду, хотя чувствую, что джинсы промокли уже насквозь. Хорошо, что я в туфлях, сшитых с использованием Gore-Tex, а не в казалось бы, более подходящих для пеших прогулок кроссовках. Туфли в конце концов тоже слегка промокли.

Вижу какое-то кладбище вертолетов и, чувствуя себя шпионом, прячась в листве берез, фотографирую его. Тропинка ведет меня в обход этой ангарной зоны, и спустя некоторое время я оказываюсь на одном из бастионов укреплений. Вон там внизу ходят более благоразумные туристы. Наконец, около ворот я могу спуститься вниз и войти внутрь как цивилизованный человек.

Вот с этой стены я снимал панораму.

Довольно быстро пересекаю крепость и через вторые ворота выхожу к обелиску, посвященному памяти 30 солдат армии Петра I, павших при взятии Выборга в 1710 г.

Возвращаюсь на улицу, так как вижу автобусную остановку. Женщины говорят, что автобус до Монрепо только что ушел, и быстрее получится дойти пешком. Выдвигаюсь в путь, как раз для того, чтобы вскоре увидеть обгоняющий меня автобус. Впрочем, сильно он мне не помог бы.

После перехода через прорубленную в скалах железную дорогу попадаю к воротам, ведущим в парк. Изначально они построены в 1820-х гг, но были разрушены и восстановлены только в 1980-х.

Купив входной билет, изучаю стенд с картой парка и решаю купить бумажную. Достопримечательности раскиданы по территории, так что я боюсь что-нибудь упустить или вообще слегка заблудиться. Как в воду глядел.

Пейзажный парк Монрепо был создан в конце 18 - начале 19 века на месте, где на шведских картах был обозначен Старый Выборг, вероятно, карельское поселение, предшествовавшее городу. В 1770-м году на месте нынешнего парка не возникла усадьба Петра Ступишина - коменданта Выборга. Затем усадьбой владел принц Карл Вюртембергский, шурин будущего императора Павла, давший этому месту название Монрепо (в переводе с французского - "Мой покой"). В 1788 году Монрепо приобрёл секретарь великокняжеской четы, писатель, поэт, ценитель искусства, барон шведского происхождения Людвиг Николаи, и при нём и его потомках – в первую очередь, сыне Пауле – был создан тот парк - один из красивейших пейзажных парков мира.

В XIX веке здесь бывают поэты и художники, посещал парк и император Александр II в 1863 г.

После Великой Отечественной войны на территории парка располагались дом отдыха, детский сад и даже жилые дома.

Музей-заповедник был создан в начале 1980-х по инициативе академика Лихачева.

За глухим забором остался библиотечный флигель. Почему его не откроют хотя бы для осмотра снаружи?

Холмы, скалы, хвойные леса, ручьи и бухта - барон Николаи мастерски использовал потенциал карельской природы, лишь подчеркнув её парковыми постройками.

Первым делом я иду к храму Нептуна работы Штакеншнейдера, этакой маленькой беседке в классическом стиле на берегу моря, но нахожу лишь бетонный фундамент. Храм Нептуна был зачем-то уничтожен в 1950-х годах, воссоздан в 1999, но через 10 лет сгорел. Сейчас (в первую очередь финнами) ведется сбор средств на повторное воссоздание. А вот как он выглядел (фотография из ЖЖ varandej):

Отсюда хорошо видно другую достопримечательность парка – капеллу Людвигсбург – усыпальницу семейства Николаи, давшей России президента Петербургской академии наук, министра просвещения и ряд персон рангом поменьше типа дипломатов и сенаторов, на изолированном островке Людвигштайн. Общий вид острова должен был напоминать картину Бёклина «Остров смерти».

Построена по проекту художника Пьетро Гонзаго.

На карте обозначен паром на остров, но в парке есть табличка, запрещающая его посещение.

На окраине парка есть памятник легендарному Вяйнямёйнену (1873, восст. 2007, скульптор И. Таканен). По пути к нему проходишь источник «Нарцисс» (предупреждают, что вода непитьевая, хотя Анна Керн писала в дневнике, что «более вкусной воды не пивала»; архитектор павильона – О. Монферран), пруд «Боб» (на тропе около него можно увязнуть) и т.н. «Хижину отшельника» и наслаждаешься выходами гранитных пород сорта «рапакиви». Где-то неподалеку от Выборга вырубили колонны для Исаакиевского собора и Александровский столп. Заканчивается парк местечком «Конец света». Тропа идет дальше, но я разворачиваюсь обратно.

По центру парка на камне стоит Чайная беседка, откуда открывается вид Левантийскую скалу с обелиском шуринам Пауля Николаи - братьям Огюсту и Шарлю де Брольи, павшим в борьбе с Наполеоном. Названия уголков здесь самые романтические: Елисейские поля, «Липовая корзинка»,башня «Бель-вю»…

Усадебный дворец Николаи (1798-1804), интереснейший памятник деревянного классицизма. Я планировал сфотографировать его анфас на обратном пути, но вышло иначе.

Теперь я иду в сторону живописных Китайских мостиков, где любят фотографироваться селфингисты – раса, которую пора отстреливать. На очередном возвышении стоит колонна в честь императоров Павла I и Александра I.

Я решаю вернуться короткой тропой еще через один валун, да и чтобы не повторяться. Планировал выйти около усадьбы, но отличная тропа, ведущая вдоль сохранившейся каменной ограды парка, по-видимому, где-то незаметно раздвоилась. Шагал я немало, нашел по пути несколько кустиков черники и внезапно вышел на развилку, где мне встретились люди в дождевиках с ведрами. На мой вопрос, как попасть в Монрепо, они показали на тропинку, по которой я только что пришел. Но другая часть тропинки вскоре привела меня к главным воротам, причем снаружи. Так что можно и билеты не покупать.

Решаю сувенирный вопрос в рядом расположенном магазинчике и возвращаюсь в город. Не так уж тут далеко до Замкового острова.

Гуляю по замку. Здесь сохранилась средневековая улочка, украшенная колоритной чеканкой. А сейчас мне предстоит подъем на башню Олафа, названная в честь в честь норвежского короля, крестителя Скандинавии, высотой 48 м (долгое время она считалась самым высоким донжоном Скандинавии).

Внутри башни – деревянные конструкции: то ли реставрация, то ли лифт строят, то ли просто для безопасности туристов, поднимающихся по узкой лестнице. Смотровая площадка довольно узкая, но виды открываются захватывающие.

Я не Юля, которая любит круговые панорамы, но парочку обычных панорам все-таки снял.

Старый город. Довольно компактный и разнородный. В хорошую погоду, наверное, вообще вид ни с чем не сравнимый. Мне повезло меньше, накрапывал дождь.

Крепостная площадь с памятником Торгильсу Кнутсону, шведскому маршалу, легендарному основателю Выборга (ум. 1306) и зданием Ратуши (нижние два этажа были построены в 1624 году, а верхние надстроены в 1898). Дом в стиле классицизм правее – здание дом городской стражи середины 18 века.

Часовая башня - самая высокая в Старом городе, построена в 1494 году, а нынешний облик получила в 1793. Это колокольня Старого Кафедрального собора, построенного тогда же и разрушенного в Советско-Финскую войну. Впрочем, собор был не очень красив и напоминал просто большой средневековый дом.

Без фиш-ая в таких случаях не обойтись:

Православный собор и советская застройка:

Порт:

Дома на Крепостной улице. Хорошо виден модерновый дом Говинга - один из самых красивых и самый заброшенный в Выборге. Реставрации он ждёт уже не первое десятилетие...

Отстроен в 1904 г. как доходный дом. Хозяин (голландец по происхождению) – крупный книготорговец, в связи с чем на первом этаже был устроен книжный магазин с отделом канцелярских товаров - единственный в уезде. Богатые интерьеры (изразцы, мозаика, художественное литье, фрески), редкая в то время сложная система отопления (камины, печи) и редкие в то время значительные размеры дома.

С башни прекрасно видно то самое «кладбище вертолетов», которое я по-шпионски фотографировал из Анненской крепости. Видно-то оно видно, но хорошего кадра построить не удалось. Что-то непременно мешает.

Здание Окружного архива (1930-е, архитектор Уно Ульберг), построенное на фундаменте православного собора.

Спустившись с башни, некоторое время я еще хожу по замку, подсказывая вновь прибывающим туристам дорогу ко входу в неё.

Из замка я выдвигаюсь к Ратушной площади и углубляюсь в кварталы Старого города.

Улица Прогонная. На ней стоят так называемые дом бюргера (XVI – XVII вв.) и дом-на-скале (1980-е).

Она оказывается неожиданно короткой. Что ж, старые города были весьма компактны.

Обратно к замку я иду параллельной улицей – Крепостной. Дом Говинга – один из тех, что дает повод моим коллегам утверждать, что Выборг – это сплошные развалины, и тут делать нечего. Я с ними не согласен.

Выхожу на ул. Водной Заставы к костелу Св. Гиацинта, известному также, как «Рыцарский дом» (постройка монастыря Серых Братьев, где учился в начале XVI века Микаэль Агрикола), а оттуда на параллельную улицу – Подгорную. Сетка улиц в Старом городе – строго прямоугольная.

На углу улиц Северный Вал и Подгорной – огромный особняк в стиле модерн, щедро украшенный растительными орнаментами.

Этот дом похож на очень старинный.

Развалины кафедрального собора расположены на ул. Сторожевой Башни. Здесь же памятник финским солдатам, погибшим во время Зимней войны с СССР.

На улице Выборгская (опять идем от замка) есть средневековый дом купеческой гильдии. Говорят, буквально рядом за каким-то забором есть еще один, но я не нашел.

Вот еще одно разрушенное здание. Рядом с ним буквально притаился самый старый жилой дом России, но к нему придется возвращаться специально.

На минутку заглянем на улицу Южный Вал, чтобы полюбоваться зданием администрации порта.

Ратушная башня (башня - 15в., шатёр - 1758) - часть Рогатой крепости, то есть укреплений Старого города. Название своё башня получила потому, что её строительство спонсировала Ратуша. Единственная из 9 башен в двухкилометровой городской стене имела ворота. Здесь же – руины Доминиканского монастыря. Понятно, что восстанавливать их вряд ли кто-то будет, ибо это неправославно.

Мимо какого-то детского сада я прихожу к парку. Здесь интересно громоздкое здание суда и межрайонной библиотеки. А по соседству расположен банк, клиентов которого поздравляют с Новым годом.

Вновь прохожу мимо разваленного здания и сворачиваю к уже упомянутому старому жилому дому (1583?). Судя по всему, он как минимум на две семьи. Вы бы согласились в таком жить?

Теперь возвращаюсь обратно. Памятник Микаэлю Агриколе (1510-57) –просветителю, изобретателю финской письменности, переводчику Библии.

Спасо-Преображенский собор (1770-80-е).

Иду в сторону моря и выхожу мимо функционирующего порта к детской школе искусств, она же филиал Эрмитажа (1930-е, арх. Уно Ульберг). Рядом с ней – аллея скульптур в романтическом стиле.

Обнаженные девушки и юноши. Карта Яндекса атрибутирует одну из них как Цереру.

Необычный задний план для рисования, не правда ли?

Спускаюсь к пороховому погребу бастиона Панцерлакс. Раньше здесь была едальня, на которую я, честно говоря, рассчитывал, но ныне это здание отдано под выставки Эрмитажа. Не посмотрел, а может быть, и стоило зайти.

Сооружения бастиона Панцерлакс (1579—1580, шведское – Щит Залива).

К середине XVI века городская стена, построенная в 1470-х годах, перестала удовлетворять тогдашним фортификационным требованиям, особенно после бурного развития артиллерии. Да и городу внутри той стены стало тесновато… Вот и принял новый король Швеции Эрик XIV в 1562 году решение отреставрировать старую стену, а где возможно, отодвинуть линию обороны дальше на восток, выстроив новую, современную на тот момент, крепость по итальянской системе.

Работы по ее возведению начались в 1563 году, правда, затянулись аж на 30 лет, как писалось в отчете королю «из-за того, что никто не хочет взяться за строительство серьезно». Но все же, к концу 1580-х годов, крепость была закончена. Названий у нее тогда было несколько - «Рогатая» (из-за двух боковых бастионов, напоминавших рога быка – Эуроп и Панцерлакс), «Вал», «земляной город», но прижилось первое…

Кроме нескольких бастионов крепость имела ряд земляных валов (от 200 до 400 метров в длину и около 4 метров толщиной), облицованных гранитными валунами (остатки одного из валов и есть то немногое, что можно лицезреть сегодня) и широкий ров, без воды, но также облицованный камнем.

А напротив, за липами – очередной дом в стиле северный модерн. Подобные довольно высокие дома, скорее всего, надо фотографировать зимой, когда их не заслоняют весьма густые кроны.

Старый город закончился, теперь меня ждет так называемый Новый город, включающий в себя здания до Советско-Финской войны (1939-40).

По Ленинградскому проспекту я медленно иду к центру, и одновременно продолжаю осмотр достопримечательностей. На данном этапе меня интересует в основном модерн. Его тут немало, что вообще говоря удивительно для города, население которого никогда не превышало 80 тыс. человек.

Проспект Ленина. В суши-баре здесь я обедаю и поворачиваю обратно, к Красной площади.

Красная площадь (ранее – площадь Красного колодца) действительно Красная. Самым красивым зданием на ней признают дом Москвина с башнями (1907). Напротив площади располагается парк им. Ленина.

Этот парк интересен не только одним из неформальных символов Выборга – скульптурой «Лось» ( Юсси Мянтюнен,1928) высотой 3,5 м. Образ был навеян поэмой «Калевала» (пора перечитывать, совершенно не помню там лосей). За скульптурой расположено всемирно известное здание библиотеки Алвара Аалто (1933-35), предвосхитившего (или прямо-таки ставшего жертвой плагиата) архитектуру брежневской эпохи.

В одном из дворов резчик по дереву создает скульптуры с помощью бензопилы.

По Крепостной улице я поднимаюсь на Батарейную гору. Здесь вновь меня встречает черника и несколько кустиков лесной земляники. Если сильно захотеть, то можно было и не обедать.

Батарейная гора исторически ограничивала Выборг с востока, и эта граница разделяет финский и советский Выборг и поныне. В 1860-70-е годы на ней была построена система земляных Восточно-Выборгских укреплений по проекту Эдуарда Тотлебена. Сейчас это парк, где можно встретить мамаш с колясками, а можно и подростков с бутылками.

Раз парк - должна быть горка. Вниз уходит достаточно глубоко, как раз в расселину между кладкой укреплений.

В зимнее время здесь можно снимать панорамы, а летом – вновь мешает листва.

По проспектам Ленина и Московскому, опять же любуясь модерновыми зданиями, а попадаю к десятиэтажке в стиле функционализм - издательство "Карьяла" (1930-е годы, Уно Ульберг).

Отсюда буквально пара шагов до вокзала. Но по пути еще можно заглянуть в сад скульптур, где представлены работы участников скульптурного симпозиума 1988 года.

На вокзале около 17 ч. я покупаю билет обратно в Петербург. До «Ласточки» остается почти два часа, и я решаю сходить до памятника Петру I в Анненской крепости. По дороге захожу к скульптуре «Юный лесник» (1932, ск. Юрьё Лиипола), которую видел перед обедом, но почему-то поленился сфотографировать.

Через Старый город, где остался еще как минимум один средневековый дом, который я так и не сумел найти, вновь по мосту мимо Замка, я захожу в парк напротив укреплений, где был утром. Память в фотоаппарате заканчивается, и я зачем-то берегу кадры, хотя у меня есть еще не одна флешка.

Поднимаюсь на холм, известный как Терваниеми или Петровская гора. Вот и Петр, смотрящий на залив (скульптор Леопольд Бернштам, 1910). В финские времена здесь стоял лев, который сейчас «прозябает» возле усадьбы в Монрепо, но об этом я узнал только здесь. На шее у статуи есть борозда – память о демонтаже.

Можно идти обратно. С утра было много художников около гавани, сейчас осталась пара девушек, но можно подсмотреть, что же они там рисуют.

Вновь иду по улицам Старого города, выхожу на Рыночную площадь мимо здания суда. И тут окончательно садится батарейка. Мне остается только вернуться на вокзал.

Я как раз вовремя: электричка уже стоит на платформе, пусть до отправления остается минут 20. Забиваюсь в уголок и вытягиваю порядком уставшие ноги. Впрочем, в Питер я приеду достаточно отдохнувшим.



Вернуться к списку путешествийСледующее: Великий Новгород спонтанно

© 2007-2019 - Вадим Бояркин, текст; Вадим Бояркин, Юлия Нахимова, фото.