Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
172715
с 28.11.2010

рецензии и репортажи > концерты > Жан-Мишель Жарр в ГКД


«Кислорода» хватит всем,
кто умеет дышать

Я ждал этого 6 лет, когда пронеслись слухи, что великий француз должен приехать на празднование 300-летия Петербурга. Слухи остались слухами, и маэстро посетил Россию только нынче. Последние полгода, когда было объявлено о приезде Жарра с программой Oxygene (одноименный альбом, принесший ему мировую славу, вышел в 1976 году, а в 2008-м был перезаписан с использованием оригинальных «старинных» синтезаторов в новой студии), ожидание вступило в кульминационную фазу. С начала ноября в плейлисте звучала только его музыка.

Сам Жарр в интервью "Газете.ру" говорил, что испытывает совершенно другие ощущения от выступлений на таких маленьких площадках, как концертные залы типа ГКД (это вам не Воробьевы горы, когда пришло 3,5 миллиона человек!): чувствует интимность атмосферы, энергию зрителей. Короче, ему нравится.

Лазерного шоу (и знаменитую лазерную арфу) в этот раз не привезли, и во вступительном слове перед концертом, который начался с задержкой на полчаса (в зале был далеко не аншлаг…) Жан-Мишель, одетый в джинсы-трубочки, кожаный пиджак и черную майку (и не скажешь, что ему 60!) сказал, что мы уделим основное внимание музыке. И вообще, он очень рад, что снова выступает в России, ведь якобы именно отсюда ему пришли первые хвалебные отзывы на Oxygene, несмотря на железный занавес (переводчица последнюю ремарку опустила).

Синтезаторы (которых, как утверждала пресса, было 50 видов) компактно разместились на сцене, за ними сидели еще три музыканта. Сам маэстро, конечно, взял на себя основную часть. И вот зазвучали первые ноты? – аккорды? Oxygene 1, принятые, конечно, с восторгом. Несмотря на мощь звука (я сидел в амфитеатре, с краю над партером, и стенка рядом со мной ощутимо вибрировала), которую не включишь дома, эта была практически альбомная версия, которая плавно перешла во вторую часть Oxygen’а. Эта композиция, под которую в Йошкар-Олинском планетарии нам рассказывали про звезды еще 20 лет назад (хотя тогда я еще не знал, кто такой Жан-Мишель Жарр), является одной из моих самых любимых. Основную тему маэстро играл, экспрессивно поднимая руки, удачно выделенный освещением. Но опять я ожидал чего-то большего, а всё звучало обыденно. Я уже начал разочаровываться…

Третья часть прозвучала с использованием терменвокса – самого первого электронного инструмента, изобретенного нашим соотечественником Львом Терменом еще в начале прошлого века. Принцип его действия – улавливание механических колебаний воздуха около инструмента и преобразование их в звук. Так что подходит к нему надо осторожно. :) Движения в вертикальной и горизонтальной плоскостях вызывают различные моды колебаний, и ящик, похожий на радиолу играет различным тембром. Звук напоминает вой собаки Баскервилей, очень жуткий, но мне понравилось: я давно хотел услышать этот дивный инструмент.

Затем началась, конечно же, четвертая часть, пожалуй, самая известная простому слушателю. Артист прыгал по сцене, как мальчишка, призывая зал хлопать в ладоши, и зал, конечно же, ответил. «Накрыло» наконец-то и меня. Ощущение усилилось благодаря тому, что над сценой возникло огромное зеркало, отражавшее клавиши и музыкантов, и стало хорошо видно, как Жан-Мишель мечется от одной клавиатуры к другой. Эйфория продолжилась во время длиннющей Oxygene 5, особенно во второй, тревожно-резкой, половине композиции. Очень удачным было освещение, которое меняло свой цвет на всех инструментах в бешеном темпе композиции, практически ежесекундно.

Во время исполнения 6-й части зеркало поднялось обратно, а расположенный сзади музыкантов экран, просто равномерно освещавшийся до того разными насыщенными тонами всех цветов, начал показывать эмблему альбома: череп на фоне земного шара.

Тема на экране сменилась вместе с композицией. Нам стали показывать различных животных в замедленной черно-белой съемке, в основном, глаза: оса, кузнечик, сова, ястреб, ящерица. Потом экологическая (в исконном смысле этого слова) тематика расширилась изображением актов поедания: вот к муравью несется липкий язык, вот кого-то слопал ястреб… А исполнялась тем временем 12-я часть «Кислорода» (альбом 1976 года состоит из 6 частей, но в 1998-м Жарр вернулся к этой тематике и издал Oxygene 7-13) – одна из наиболее запоминающихся в этом альбоме. И звучала она потрясающе. Было заметно, что сам Жарр испытывает огромное удовольствие от игры, а не просто отбывает номер. Однако, после этой композиции нам еще раз были представлены аккомпаниаторы маэстро, получены цветы, которыми Жан-Мишель поделился с коллегами, высказаны благодарности за прием, и все убежали за кулисы.

Однако они вскоре вернулись и пронзительно исполнили Oxygene 13. Вместо зажигалок в ход пошли экраны телефонов, партер слушал уже стоя. Тем более что стоять оставалось недолго: была исполнена еще одна композиция, с "которой всё началось" - Oxygene 4.

Наконец Жан-Мишель откланялся под крики «Браво!» и пообещал, что скоро вернется. В следующем году, или мне послышалось?

21.11.2008


Предыдущая: Ольга Арефьева "Одностишийа"Вернуться к списку рецензийСледующая: Б. Вербер. Трилогия "Муравьи"

© Вадим Бояркин, 2008-2019