Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
13254
с 28.11.2010

стихотворения

  • Заштатный город D. - В Российской империи города делились на несколько групп: губернские (что соответствует нынешним столицам регионов), уездные (райцентры) и заштатные. Про Уездный город N. многие, наверное, слышали. А эти стихи написаны в одном из заштатных городов современной России :)

  • Всегда быть в дороге - "Дорожная" лирика: написанное в поездах, автомобилях и разных городах.

  • Одноразовая жизнь - Сиюминутное, преходящее. Несколько вещей претендуют на звание сатирических.

  • В поисках веры - Ввиду его банальности название этого раздела в комментариях не нуждается :)

  • Неспетые песни - Стихи, к которым когда-то были подобраны аккорды. Не спетые, потому что петь я не умею.

  • Нерасцветшая любовь - Нескольким девушкам посвящается...



  • Заштатный город D.


    * * *

    Сидя у Долгих Прудов,
    Думаю вновь о судьбе я
    В поисках павших оков –
    Странное чувство плебея.
    Дым: сигарета чуть тлеет –
    Символ иной наступившей
    Веры – в молитву простую.
    Ночь. Над водою – затишье.
    Всё. Докурю и пойду я.
    Истину позже пойму я.

    26.6.00.

    Стремление к истине

    Прекрасна бессонная ночь!
    Отбрось все сомнения прочь,
    Скорее, скорее на волю –
    Бежать по просторному полю,
    К далёкому пруду бежать;
    Под куполом неба лежать,
    Согреться лучами от Веги,
    Кочевников видеть набеги,
    Коленам внимать соловья,
    Представить, как жили графья
    В усадьбе за старой аллеей,
    Расцветшую славить лилею –
    Звезду середины пруда,
    Над реками плыть в никуда,
    Прохладу ночную встречать,
    В истоме тебя целовать,
    Найти след, где пала звезда
    И взять синеву навсегда,
    Скорбеть по усопшим, как в тризне,
    Постигнуть сегодня суть жизни!

    7.6.00.

    Три чувства

    Когда ты чувствуешь вину
    И знаешь, что не можешь расплатиться,
    И пусть ошибку совершил всего одну,
    Но, осознав её всю глубину,
    Хотел бы в прошлом очутиться, -
    Ты медленно идёшь ко дну.

    Когда ты чувствуешь печаль
    И, нынешнее сохраняя кредо,
    Заветную в тумане видишь даль –
    То забывая, что ржавеет сталь,
    Одновременно всеми предан,
    Идёшь искать ты свой Грааль.

    Когда ты чувствуешь любовь,
    К которой ты на легких крыльях мчишься;
    Красивых, нужных не находишь слов,
    Смеясь, бежит, бурля, по жилам кровь,
    Вперёд несознанно стремишься –
    Над миром ты взлетаешь вновь.

    22.5.00.

    Пройдут века

    Пройдут века. Всё станет проще
    И ты полюбишь старый пруд,
    Прогулки по далекой роще
    И мой, совсем не нужный, труд.

    И ты постигнешь прелесть тайны,
    Хранимой в толщах этих стен,
    Открытой – кем? давно ль, случайно? –
    Забытой в годы перемен.

    И ты забудешь бремя славы,
    Тоску и страхи прошлых лет,
    Своей звезды призыв лукавый
    И дым любимых сигарет.

    Но вспомнишь краски, песни лета
    И станешь вновь ты чист душой.
    Увидишь здесь источник света
    И, может быть, найдешь покой.

    3.9.00.

    Утречко

    I
    Будильник грубо требует: «Проснись!»,
    Болит нога с вчерашней тренировки.
    Кошмарный сон – исчезни, испарись,
    Иначе целый день пройдет неловко.

    Встаю, собрав остатки старых сил,
    Желанья нет размяться для зарядки.
    И солнца нет, туман, и день не мил,
    Но главное, что голова в порядке.

    Остывший чай, унылый бутерброд –
    Нет аппетита, горло кашель душит.
    Забыть про всё, одеться и – вперёд –
    Успеть: звук электрички режет уши.

    II
    Закрылись двери. Можно досмотреть
    Тот сон, что мучает меня неделю.
    Что нужно сделать, чтоб повеселеть
    И не терзаться, отчего похмелье?

    Визг тормозов. Закончен перегон.
    Я вижу, тает очередь у кассы.
    Шипенье передатчика и стон:
    Вдавилась в тесноту людская масса.

    О, лучше б я пошёл пешком,
    Забыв о собственной не лучшей форме!
    Приехал. Вынесен одним плевком
    Толпы, в метро стекающей с платформы.

    III
    Вагон метро. Реклама сигарет.
    Толпа людей, читающая книжки,
    Где смысла вовсе никакого нет,
    Но иногда – бывает даже слишком.

    С десяток станций быстро пролетел,
    Не глядя на мозаики и арки.
    Пугает список на сегодня дел,
    А помощь мне – как мёртвому подарки.

    Понятно, время действовать пришло.
    Я жду лишь подходящего момента
    С одной мечтой: скорей б оно прошло,
    Начало дня уставшего студента!

    12.10.00.

    Вблизи Долгопрудного

    Запах прелой листвы под ногами.
    Ветви голые смотрят мне вслед.
    Из друзей мы не станем врагами:
    Ты – не лес, я ещё не поэт.

    Мне не сложно тобой восхититься,
    Ты не можешь меня заманить,
    Я парю над тобой, словно птица,
    Если хочешь, могу и пленить.

    Вязов голос давно не пугает:
    Тайны долго твои изучал.
    Сказки этих полян уже знаю,
    Быть внутри я ещё не устал.

    Что-то всё же мне здесь не по нраву:
    То ли близость усадьбы и вилл,
    Быть ли здесь не знаю права,
    То ли просто свой лес не забыл.

    15.10.00.

    Храм Бота
    (зарисовка с натуры)

    Здесь царит мрак и уныние правит,
    Книги, тетради лежат по углам.
    Здесь не услышишь ты лишнего звука,
    Здесь есть кумир: ему имя – наука.
    Кто здесь живёт и Ландафшица славит,
    Кто собирает почтеннейший хлам? –
    Ботан – его беспристрастно зовут,
    Ботан vulgaris освоился тут.

    Здесь интеграл напряжённо берётся,
    Здесь проявляются призраки лаб.
    Вечер похож, как две капли на утро:
    Богу возносят молитвы и сутры.
    Ботом сей дух самый скучный зовётся,
    Ботан – его самый преданный раб:
    Целыми днями всё жертвы приносит,
    Счастье отдаст, если бот злой попросит.

    Здесь не бывает задорного смеха,
    Здесь не бывает улыбок девчат,
    Пищу насущную скрыл здесь слой пыли,
    Про перерывы здесь тоже забыли.
    Боту и ветер прохладный помеха…
    Бот заберёт – не отпустит назад.
    Бойся его, коли молод душой:
    Этот наркотик запрёт путь домой.

    19.6.1.
    Начало отсчёта

    Болото. Дальний шум шоссе.
    Сюда забрёл, пока искал я
    Сюжет для нового эссе,
    Над целым миром зубоскаля.

    А надо мной – унылый крик
    Вороны бедной, одинокой.
    Как мог забыть чудесный лик
    И добивать врага жестоко?

    Усилив мрачностью наряд,
    В снегу темнеет ржавый стержень.
    Я знаю быстрый путь назад,
    Уйти могу, но что-то держит.

    Зимняя ночь

    На востоке уж тлеет заря.
    Тишина, лишь свистит электричка.
    Хлопья снега. Лучи фонаря:
    Рядом город горит по привычке.

    За дорогой волнуется лес,
    Там готовы заплакать берёзы.
    До сих пор ждёт он кары с небес,
    Хоть и знает: не будет мороза.

    Справа поле смиренно лежит.
    Вот оно-то достигло покоя.
    По весне его плуга ножи
    Все резервы продуманно вскроют.

    Холодает – всё ближе рассвет,
    И не пишут замёрзшие пальцы.
    Если крикнешь – дадут ли ответ,
    Ведь услышат лишь белки да зайцы.

    24.02.01

    * * *

    Была зима. И не хотелось петь стихами:
    Я выносил с трудом нагие письмена.
    Что надо было – догадайтесь сами,
    Быть может, только капельку вина.

    А снег той ночью странно и чудесно падал,
    Стеной закрыв попытки света фонарей,
    И на земле формировалось стадо
    Китайских геральдических зверей.

    30.12.00 – февраль 2001

    Звезда

    Я зажигаю на небе звезду,
    Пусть говорят, что пока ещё рано.
    Если случится, что вдруг упаду,
    Свет от неё – мне бальзамом на раны.

    Если случится, что станет темно,
    Путь свой узнаю в её добром цвете.
    Чтоб показать, что решенье верно,
    Будет гореть и при солнечном свете.

    Что ей какие-то ссоры людей!
    Вечность нетленная в ней отразится.
    Символом милым благих новостей
    К нам опускается белая птица.

    Силы, конечно, хватает на всех:
    Мне одному всей звезды будет много.
    К вам возвращается радостный смех
    И открывается к свету дорога.

    Вам разрешаю её поддержать,
    Ярко сияет пусть в небе беззвёздном,
    Только берите, что может отдать,
    Только берите, ещё ведь не поздно!

    Вас я по этому свету найду,
    Только берите, владейте беспечно.
    Я же кусочек её украду
    Сеять разумное, доброе – вечно…
    Вам зажигаю на небе звезду.

    20.3.1


  • Наверх
  • Всегда быть в дороге


    * * *

    Города
    туда-сюда. Устал.
    Поезда
    с вокзала на вокзал:
    Новодачная,
    Москва, Йошкар-Ола…
    Непрозрачное
    окно да край стола.
    Разговор
    в купе – с ножом к мозгам.
    Прокурор –
    откуда? Визг и гам.
    Слабый чай, вино –
    как ключ к их языкам.
    Не нечаянно
    я вспомнил про Бедлам.
    Неспроста
    мой путь в тоннель открыт.
    «Жизнь чиста», -
    попутчик говорит.
    Беспрестанная
    дорога – мчусь вперёд.
    Что-то странное,
    ведь езжу-то раз в год!

    12.7.00.

    * * *

    Мне трудно уезжать
    И трудно возвращаться,
    Мне тяжело встречать
    И тяжело прощаться.

    Две жизни, две судьбы:
    Одна – в столице шумной,
    Что мнит в пылу борьбы
    Провинцию – безумной.

    Не хочет знать совсем
    Её идей великих,
    Смотреть в клубок проблем
    И слышать горя крики.

    Давно так повелось…
    Другая жизнь – в покое,
    Где герб – могучий лось,
    Довольствие простое.

    Здесь надо просто жить,
    Гулять в лесах осенних,
    Дышать и всё любить,
    Как солнце дней весенних.

    Что выбрать: край ль берёз
    Родной, где всё знакомо?
    Но тянет тепловоз
    Мой поезд прочь из дома…

    Но я вернусь сюда,
    Где нас уже не судят,
    Примчатся поезда
    Туда, где снова будет

    Мне трудно уезжать
    И трудно возвращаться,
    Мне тяжело встречать
    И тяжело прощаться.

    Автостопщик

    Таким же, как он, быть несложно – попробуй:
    Стоять, катафоту сжимая в руке,
    Вдыхая бензин и гарь пыли дорожной.
    Он прост и открыт. Но взор осторожен.
    Ярчайшая куртка, удобная обувь,
    Немного вещей ты найдешь в рюкзаке:
    Палатка, да спальник, да банка консервов,
    И можно сказать, он совсем налегке.
    Скрывает, как сильно дрожат его нервы:
    Возьмёт – не возьмёт,
    Не лучше ль пройти поворот?

    Романтики полон, терпения полон,
    Искатель просторов вдоль линий дорог,
    Последний ловец дармовых приключений,
    Он не признаёт парусов и течений.
    Поделится с новеньким мудростью школы,
    Как быстро доехать без лишних тревог,
    Как выжить в лесу в одиночку ночами.
    С унылым товарищем весел и строг,
    Устав с ним торчать у дороги часами.
    Возьмёт – не возьмёт,
    Не лучше ль пройти поворот?

    Он помнит свои километры обочин,
    Что он проходил, быть на месте устав,
    Копя непрерывно познанья о мире.
    И список становится шире и шире
    Тех мест, где он был совсем между прочим.
    За битву ночную в одной из канав,
    В которой лишь чудом от смерти он спасся,
    Друзья называют его волкодав.
    Сейчас его жизнь – переезды и трассы:
    Возьмёт – не возьмёт,
    Не лучше ль пройти поворот?

    Античный зал

    Похожие лица, фигуры и кудри,
    Различны лишь шлемы да лиры в руках –
    Всё в мертвенно-белой таинственной пудре,
    Потерян и я в календарных кругах.

    Монеты, осколки древнейших сосудов,
    Вновь боги, герои и скрип колесниц.
    Светло в временах без Христа, без Иуды –
    Не чуждая страсть поклонения ниц.

    Здесь рядом цари, педагоги, рабыни.
    Суровые взгляды в глазах без зрачков.
    Застывшая вечность в холодной чужбине.
    А я – не один ли из этих богов?

    3.5.2.
    Эрмитаж

    Санкт-Петербург

    Я был не прав: здесь вовсе не Европа,
    А свой, особый петроградский дух,
    Лишенный святости и всякого сиропа.
    И город сумрачен и строг, открыт и глух.

    Построенный костями поколений,
    Чуть больше историчен, чем Москва.
    Источник и могила для благих стремлений –
    Нетороплив и грозен, как его Нева.

    Он рос и хорошел без мер упрямо,
    Не зная, сколько бед с годами ждёт,
    Но с ними полнилась детально панорама
    И продолжалась до любых глубин-высот.

    Я здесь покой и вечность ощущаю,
    В такой нельзя не рваться, не любить!
    Великолепие и родство душ без края,
    Но я был прав: я не смогу здесь жить.

    4.5.2.

    Странническое

    Ещё одна дорога, города,
    Как в полусумраке мечты, вставали.
    Их небо, шпили, как игра, вода
    Влюбляли, заводили и бросали.

    Меня ведёт, как нож по сердцу, нить.
    Затерян я среди России где-то.
    А поиск ли возможно не простить,
    Ищу, как до меня толпа аскетов.

    А я лечу, как сокол за звездой,
    В стремлении сбежать из злой столицы
    И порчу отношения с тобой:
    Я пропустил возможность объясниться.

    О ветер, ты сомнения рассей!
    И пусть со злобой шепчет вслед округа.
    В своих поездках нахожу друзей,
    А я не многих называю другом.

    Спасибо тем, кто хочет поддержать,
    Но иногда – петлёю мне опора.
    Я всем воздам, кому смогу воздать,
    Пусть непривычно, пусть ещё не скоро.

    Я не считаю километры и года;
    И кто останется, когда я вновь уеду
    Не спрашивай меня зачем, куда,
    Но я вернусь, чтоб обо всём поведать,
    Да, я вернусь. Возможно, навсегда.

    8.5.2.

    Вольная птица

    Блеск городов,
    шум поездов –
    Красные фары покажут дорогу.
    Крик за окном,
    сон кверху дном,
    Ждать остаётся не так уж и много.
    Ломка на строки,
    боль и пороки…
    Стрелки на рельсах расскажут про путь.
    Я рано встану,
    я не останусь,
    Зря вы бежите: меня не вернуть.

    Вольная птица, от вас улечу.
    Вам не понять, что от жизни хочу.
    Пусть облака окажутся жесткими,
    Лаской зовущие, близостью хлёсткие –
    Я в них влюблён до безумной истомы,
    Хоть бы они мне совсем не знакомы.

    Там красота,
    здесь ни черта…
    Я не терплю беспокойного лая.
    Здесь миражи,
    солнце и жизнь –
    Я непослушным дитём исчезаю
    В сумрачный вечер
    с правом на встречу…
    Если в гостях томлюсь, значит, я свой.
    Прочь от работы
    с чувством полёта
    Я прихожу, но опять не домой.

    Легче дышать вдалеке от судьбы,
    Где не найдет полумрак голытьбы,
    Только где небо с землёю не сходится,
    Сердце любовью безмолвно покоится.
    Там паруса, словно солнце и волны
    Скромным достатком обитель наполнят.

    14.5.2.


  • Наверх
  • Одноразовая жизнь


    * * *

    Я умру пока далекой майской ночью
    В час, когда над домом застоится тишь.
    Сердце, мозг внезапно разорвутся в клочья,
    А за стенкой вдруг заплачет мой малыш.

    Смысла мне бежать, дышать уже не станет,
    Упаду бессильно, мягко на кровать:
    Безмятежно лягу (Больше я не встану).
    А цветы всё будут надо мной стоять.

    Верный друг не поспешит сомкнуть мне веки
    (Их немного будет помнить и скорбеть),
    Мне не скажут: «Горе, ты ушёл навеки!
    Память о тебе нас тщетно будет греть».

    Силы не верну своим давно любимым,
    Новые надежды подарю врагам.
    И они не скоро мне забудут имя,
    Чтоб за упокой молиться всем богам.

    Одноразовое

    Одноразовые вещи,
    Одноразовые чувства
    Нас нисколько не калечат,
    Лишь мельчает жизни русло.
    Одноразовые книги,
    Одноразовые песни -
    Нас как будто подменили:
    Больше не с кем выпить вместе.

    Потребляй да выбрасывай,
    Потребляй да выбрасывай,
    Потребляй да выбрасывай,
    Потребляй…

    Одноразовое Солнце,
    Одноразовые звёзды:
    Ночь окажется бессонной -
    Пробуждаться слишком поздно.
    Одноразовые связи,
    Одноразовые люди,
    Покупай товар из Азии.
    Не стесняйся: не убудет!

    Зарабатывай, вкалывай,
    Зарабатывай, вкалывай,
    Зарабатывай, вкалывай,
    Зарабатывай…

    Одноразовый блеск,
    Одноразовый шок,
    Одноразовый секс,
    Одноразовый Бог:

    Потребляй, вкалывай,
    Потребляй, вкалывай,
    Потребляй, вкалывай,
    Потребляй, вкалывай!

    Одноразовое счастье,
    Одноразовая радость:
    Упакована жизнь в пластик
    Одноразовая,
    В одноразовый…

    16.6.8

    Август

    Август. Месяц перемен
    Вряд ли к лучшему, но впрочем:
    Жарких дней закончен плен,
    Всё длиннее свежесть ночи.

    Летних красок больше нет.
    Сразу быстро вспомню осень,
    Яркость, магию планет,
    Бесконечность цифры восемь,

    Красоту родных лесов,
    Белый гриб в еловых лапах,
    Яблок ветку, диск весов,
    Мёда и брусники запах.

    Вспомню страшный давний крен
    В битве бога и героя,
    Годы странных перемен,
    Годы долгого застоя.

    Вспомню силу, крах систем,
    Людям души отравивших,
    Страх – уж прошлый – вместе с тем
    В сердце навсегда застывший!

    И забуду горечь лет,
    Трясших долго всю Россию,
    И увижу тайный свет
    Перемен, каких просили!

    * * *

    Последняя почта - и нет ничего.
    Последняя ночь – и вниз головой.
    Он падает вновь на чужую кровать:
    Он падает спать, но не хочется спать.

    И кажется, где-то проснётся рассвет,
    Забрав мои чувства – последний билет.
    Я вспомню, как умер последний поэт,
    И снова за ним убегаю вослед.

    Меня провожают столбы, провода.
    Как жаль, ты успела ответить мне «да».
    Ты вроде бы рядом – да проку с того:
    Последняя песня – и вниз головой.

    * * *

    Разбудите меня не с утра
    И блатные слова мне простите.
    Коль забуду, чем бредил вчера,
    Всё равно вы меня разбудите.

    Я запомню колючий режим,
    Что верёвкой цепляет за горло,
    И дичает живущий под ним,
    И не помнит, что холодом стёрло.

    Только снег, волчий вой под луной
    И теряется где-то дорога.
    Там не помнят, кто свой, кто чужой,
    Там не верят ни в чёрта, ни в бога.

    Не считая часов и минут
    И не видя закаты, восходы,
    Напряжённо чего-то там ждут,
    Ожидания тянутся годы.

    Я случайно попал на тот путь,
    Что ведёт в те края без веселий.
    Что ж, туда я хотел заглянуть,
    Перейдя за врата подземелий.

    Разбудите меня не с утра
    И чужие слова мне простите.
    Я забуду, чем грезил вчера,
    Вы меня всё равно разбудите.

    А вчера я не помнил печаль,
    Что, согласно развитию темы,
    При рождении дал мне февраль
    Атрибутом безвестной богемы.

    А вчера было так хорошо:
    Я вернулся домой на рассвете,
    Наведя на друзей своих шок –
    Я узнал, что таит в себе ветер.

    Я унёсся в его небеса,
    Я разбил свои звёзды на части.
    Меня не было здесь три часа…
    Но обрушилось всё в одночасье.

    Как пришли люди в сером за мной,
    Говоря, что давно уже ясно:
    Я не тот, кем кажусь, я – иной,
    Допросить бы меня беспристрастно.

    Не будите меня, никогда!
    И мою дверь снаружи заприте.
    Мне верните, чем грезил вчера,
    Но меня ни за что не будите.

    6.12.00.

    Fantasia
    Я наяву вижу то,
    что многим даже не снилось.
    (Сплин)

    Не клади на вход кресты,
    Знаки позабудь религий,
    Осознай дух высоты
    И вдыхай, как воздух, миги.

    Это магия свечей,
    Их огни висят повсюду.
    Кто повесил их, зачем?
    Объясняться здесь не буду.

    Потолок и пол в цветах,
    Икебаной смотрят ветки,
    Здесь погибнет суета
    И воскреснут наши предки.

    В отражении зеркал
    Даже свет неровно дышит,
    Перебором всех начал
    Лучше сделать звуки тише.

    Разбегаются лучи
    По истёртым старым картам,
    Три мгновенья помолчим,
    А судьбу доверим нардам.

    Раздражают голоса,
    Отнимая часть нирваны,
    Серебрится полоса
    На следах кипящей маны.

    Появляясь, как мираж,
    Радуга безмолвно тает.
    Знаю, многое отдашь,
    Чтоб лететь, как птицы в стае.

    Ты проникнешь в те миры,
    Что обычно город глушит.
    Всё по правилам игры,
    Никому их не нарушить.

    Этот сон сплетён с мечтой,
    С чудесами, будто в сказках,
    Только он спасёт покой,
    Убегая от огласки.

    4.10.1.

    Случай на Тимирязевской

    Случайный свидетель ужасной картины.
    И новая боль поселилась в душе.
    Нелепая гибель ободранной псины…
    (Я здесь не могу без избитых клише!)

    Лежала на рельсах. Свисток электрички.
    И кажется даже – смогла б убежать…
    Но мне непонятна забава москвички:
    Спокойно она продолжала лежать.

    А поезд промчался, как птица. О боже!
    Собака – бедняга! – осталась жива.
    Инстинкт выживания спас её всё же…
    И как описать эту сцену в словах?

    А люди невнятно и гневно кричали…
    Она не стонала, не выла ничуть.
    И робко легла – по-другому могла ли? –
    На этот холодный бесчувственный путь.

    И вдруг встрепенулась, чуть слышно завыла,
    Случайно открыв окровавленный бок…
    И медленно, медленно капали силы…
    Облегчить страдания вряд ли кто мог.

    Ещё электричка свистками пугала,
    Но в сердце лохматой – уже тишина.
    И в жизни дворняги хорошего мало,
    Ведь смерти нарочно искала она.

    10.2.2.

    Подражание Майку

    Всё было, как раньше бывало в мансардах,
    Где пели, шумели о чём-то своём:
    И кто-то пел песни про семь миллиардов,
    А кто-то сидел и потягивал ром...
    Казалось, там сотни несущих чушь кресел,
    И вечер был бурен, горяч, но не весел.

    Казалось, не будет большого конфликта,
    Но в этой компании выпивших морд
    Орал кто-то матом, пугаясь вердикта,
    Что вовсе не так нужно ставить аккорд...
    Внезапно ты мягко в толпе промелькнула,
    Мне в сумраке зала слегка улыбнулась...

    А мне интересен был спор гитаристов,
    К тому же, возможно я был уже пьян,
    Я был очень рад, что где-то есть пристань,
    Где можно упасть и наполнить стакан.
    К тому же с тобой мы уже не знакомы,
    К тому же я нищ, у меня не все дома.

    ...смеялся Амур, никому не покорный,
    Пытаясь вернуть, что по праву своё.
    Меня ты искала глазами упорно,
    А я был последней и глупой свиньёй.
    Прости, так обидно разбились слезинки,
    Прости, потерялся в разгар вечеринки.

    28.11.2

    Кроссворд

    Москва увлечена кроссвордом
    С упрямством старого быка;
    В потухшем взгляде мятой морды
    Читаются две буквы «К»,
    Что пишет в клеточки рука.

    Пустуют три соседних строчки,
    Не вспомнить нужные слова:
    Философ, долго живший в бочке,
    Геометрический овал
    И по-французски «голова».

    Перебираются предметы:
    Картон, корова и карниз,
    Припоминаются сюжеты…
    А взгляд скользит по сетке вниз;
    Ах, недоступен главный приз!

    Да, эрудицией не блещем,
    И лексикон наш не богат:
    Привычны нам слова похлеще,
    Простонародный русский мат
    Милее словарей в сто крат.

    Изданий целый ряд предложат:
    Полегче или посложней,
    Дешевле или чуть дороже:
    От одного до ста рублей;
    Есть спрос – ты покупай скорей.

    В метро, столовых и гостиных,
    С утра, в обед, на склоне дня
    Кроссворда сетка-паутина,
    Полгорода уже пленя,
    Упорно манит и меня.

    3.4.01.

    Герой нашего времени

    Рюкзак, футболка, сапоги,
    Причёска – элегантный хаос.
    Ему почти весь мир враги,
    Добра нисколько не досталось.

    В ушах серьга, слегка небрит,
    Плейбой, скучающий бездельник.
    В своей тусовке знаменит:
    Он тратит кучи чужих денег.

    Типичный, лёгкий жизни стиль:
    Концерты, вечеринки, клубы,
    Тату, кино, арийский «Штиль»,
    Поездки в Прагу и на Кубу.

    Его слова идут вразрез
    С привычным языком Толстого,
    Звезду способен снять с небес,
    Но иногда не держит слово.

    Далёк от спорта, экстремал,
    Книг не читает уже годы.
    Вот современный идеал:
    Поклонник ветра, диско, моды.

    Ах, новый, двадцать первый, век!
    Прогресс велик, но просьба всё же,
    Чтоб был достойный человек
    Кумиром нашей молодёжи!

    18.9.1

    Internet

    Как? И ты ещё не знаешь,
    Что такое интернет? –
    Пару кнопок нажимаешь:
    Твой вопрос – готов ответ.

    Как? И ты ещё не хочешь
    Кликнуть аську или чат? –
    Там общаться круто очень:
    Не ругают, не кричат.

    Поиграться и влюбиться
    Можно запросто за час.
    Вы свободны, словно птицы –
    Целый мир в руках у вас.

    Жизнь Австралии, Канады –
    Всё, чем дышит бренный мир:
    Терроризм, Олимпиада –
    Лишь включи он-лайн эфир.

    По любой научной теме –
    Гигабайтов океан,
    О тусовке и богеме
    Новости узнаешь там.

    Выходить сейчас из дома
    И не надо никуда,
    За экраном незнакомым
    Пролетят твои года.

    Только я не восхищаюсь,
    Нужно мне, видать, к врачу:
    Повсеместно приручают –
    Этой жизни не хочу.

    Как компьютер, нас включают
    В виртуальную игру.
    Ничего не понимаю:
    Вместе с точкой пишем .ru.

    Сокращения такие
    Исковеркали язык.
    У меня уж ностальгия
    По всему, к чему привык.

    Где же истинные чувства,
    Где любовь, живой совет,
    Где святое, где искусство? –
    Всё заменит Интернет.

    * * *

    I know my way lies out of here
    I know my way is full of fear
    I’m living life without a home
    I’m walking my line, but quite alone.

    I’ll tell you somewhat to be said
    About life which’s not too bad
    I don’t care what you will think
    I wish we had some lovely link.

    I’ve got a dream; I’ve got a doubt
    I’ve lost my chance to count you out
    I’ve got a Phoenix from the ruins
    I have forgotten what I’m doing.

    But everything was on my fault
    I should have time for better thought
    My calls, my prays are lost in vain
    And I’m afraid to start again.


  • Наверх
  • В поисках веры


    Корни

    Где мои корни, откуда расту?
    Где же лежит сторона моя дальняя,
    Где мне искать красоту-высоту,
    Где не проявится в лето печаль моя?

    Мне бы в деревни уйти навсегда,
    В дар приносить перелески зелёные,
    Слушать, как в марте проснётся вода,
    В ночь целоваться с просторами сонными.

    Очи бы к ясным поднять небесам,
    С песнями к Солнцу во лбу хороводиться,
    С девкой не сватанной молча плясать,
    Чашу испить до конца, как то водится.

    Мне бы вставать, как орлу, на заре -
    Выйти в поля да с землёю раскланяться,
    Мягко умыться росой на заре,
    Миру раздать, что на сердце останется.

    Пусть сумасшедшим сочтут, не боюсь:
    Меньше препятствий получится в поисках.
    Где же она, моя мать-Светорусь,
    Где и каким божествам она молится?

    12.4.2.

    * * *

    Мне бы просто сидеть,
    Незаметным, как атом,
    Любоваться закатом,
    В одиночестве петь.
    Называться всем братом,
    В красках ярких гореть,
    Становиться богатым,
    Ничего не иметь.

    Мне бы ночью не спать,
    Вдаль глядеть зорким взглядом,
    И чтоб не было рядом
    Тех, кто будет скучать.
    Овладеть диким кладом,
    Добро птицам раздать
    И наполниться ладом,
    Чтоб вернуться опять.

    Мне б пойти к небесам,
    Помолиться простору,
    Поклониться узорам,
    Не вести счёт часам
    В царстве Солнца и Боры…
    Но туда, где роса,
    Попаду я не скоро.
    Кто помеха? – я сам.

    19.9.1.

    * * *
    Дм. Рев.

    Нарисуй мне сентябрь за окном,
    Спой мне песню о летнем Париже,
    Поверни образа кверху дном,
    Постарайся быть чуточку ближе.

    Инок ты или шаман?
    Истиной ли, горем пьян?
    Не догнать тебя, как птицу,
    Не влюбляться слепо в лица.
    Пробужденьем грозит твоя вольница,
    Неуёмностью сердце расколется -
    Ты скажи, как ему успокоиться.

    Покоряйся весне, но с утра,
    Пережив эту долгую зиму,
    Не скрывай от нас запахи трав:
    Ингода вновь вернёт половину.

    Вслед за тобой - зови - пойду:
    Я люблю, как жизнь, звезду,
    Я люблю звезду безмолвно,
    Сберегая птицей вольной
    Те крыла, что хотят посвящения,
    В звукорядный обряд вовлечения,
    И мечтаю пропеть отношения.

    Умолчи лишь про тропы в Китай,
    Если ждешь, чтоб печаль не остыла.
    Если небо всё ждет - так прощай;
    Попрощаться в сансаре - помилуй:
    Ты поэт - тебе вечность под силу.

    21.4.2.
    Дар

    Капризная звезда
    Любовью масс согрета,
    А в жилах кровь-руда
    Колышет, что не спето.

    Явление мечты:
    На миг вознёсся птицей;
    Я здесь же, где и ты
    С надеждой просветлиться.

    Печалью колдовства
    Твой мощный дар отмечен,
    Исчерпаны слова –
    Всего лишь час на встречу.

      А ты, игре слегка не рад,
      Дарил смущённо-ясный взгляд,
      И мало превращалось в много:
      Прощальный жест – отмашка бога.

    Назад к истокам

    Ах, как хочется вернуться
    Вглубь времён, на сотни лет.
    Заставляет встрепенуться
    Предков самый малый след.

    Я хочу попасть к славянам,
    Посмотреть на города,
    Поклониться их полянам,
    Принести дары туда.

    И внезапно удивиться
    Необычным краскам слов,
    В исступлении молиться
    Древним символам богов.

    В Солнце повстречать Ярилу,
    Восторгаясь, пить лучи,
    Рекам улыбаться мило,
    Примерять себе мечи.

    Побывать в полку с дружиной,
    С ними после пировать,
    Подвиги воспеть былиной
    И подругу обнимать.

    Плыть до самого Царьграда
    По великому Днепру;
    Став свидетелем обряда,
    В восхищении замру:

    Гей, славяне! Так прекрасно
    Смотритесь спустя века.
    Но мечты о вас напрасны:
    Не вернётся к вам река!

    24.9.1.

    Пределы

    Когда исчезнет вечность в дельта-ямах,
    Когда нельзя влюбиться просто так,
    Когда террор коснётся далай-ламы
    И резко вырастет в цене пустяк,
    Когда разрушат идолы упрямо
    И первым приползёт к богам червяк,
    Когда река закроет свои воды
    От посторонних любопытных глаз,
    Когда изящность цвета небосвода
    Будить устанет свет и чувства в нас,
    Когда желанная вчера свобода
    Звучит, как будто радостный приказ,
    Когда хранить устанет поле брани
    Свою беду о грусти прошлых лет
    Когда раскроет гордо сердца грани
    Разбитый временем земли скелет,
    Когда юнец смущаться перестанет
    И словом чести зачеркнёт обет,
    Когда работники печальной стражи
    Покинут из-за бедности посты
    И правду о достоинстве расскажут
    Без страха угодить навек в «Кресты»,
    Когда пройдет, не улыбнувшись даже,
    Мой гений – символ чистой красоты,
    Когда проснется жесткость грубой силы
    В пещерах, заколоченных давно,
    Когда деревья все погубят пилы,
    Вода зачем-то перейдет в вино,
    Когда поднимутся на землю тучи ила,
    Покажется, что всё предрешено,
    Когда откроется за правдой небыль
    И каждый осознает, что не смог
    Для мира сохранить остатки хлеба
    И проложить к любви хоть часть дорог –
    Тогда лишь распахнутся башни неба
    И явится спасать мир бренный бог.
    До тех же пор ещё не будет поздно
    Раздвинуть вширь просторы, выси, звезды,
    Придумать человеку путь к спасенью
    И справиться с присущей зверям ленью,
    И через тернии свой путь найти,
    И свой покой в надеждах обрести!

    17,18.12.1.

    * * *

    Паломники в страну Востока,
    Ушедшие туда до срока!
    Зачем вам тяготы пути?
    Вы что хотели там найти,
    Судить ли братьев так жестоко,
    Карать их или же простить?

    Своей ли волей – волей рока
    Отправились вы столь далёко;
    У каждого – свой идеал…
    Закономерен ваш провал,
    Ведь так нельзя добиться прока;
    Поход ваш слишком личным стал,
    Паломники в страну Востока.

    Хокку Басё

    Все волнения, всю печаль
    Твоего смятенного сердца
    Гибкой иве отдай.

    Одна надежда – лишь на иву,
    Что гибко плачет в тишине.
    Печаль воспримет молчаливо,
    Поможет веткой сердцу мне.

    И унесут, играя, волны
    Весь горький груз смятенных лет,
    Позволив мне покой запомнить,
    Понять, что завещал поэт.

    25.5.2.

    Памяти А. Башлачёва

    Ушел от нас уже давно.
    Его стихи остались не замечены,
    Его слова балластом шли на дно,
    Он пел, хрипел душою искалеченной.

    Пытался нам открыть глаза,
    Где зёрна высоты и что есть низменно,
    Любил, кричал, шептал на образа,
    Ругал, терпел, крушил уклад свой жизненный.

    Он ненавидел, кто молчал,
    Скрывая правду, ложь плетя неистово,
    Не позволяя драк по мелочам
    В попытках отыскать хоть как-то истину.

    Он очень много не успел,
    Кто знает, сколько не хватило времени,
    Чтоб сделать всё, что он хотел,
    И где ростки и польза его семени?

    Стряхнув с себя кошмарный бред,
    Что жизнью барда горько называется,
    Чего желал он в двадцать восемь лет?
    Проходит страх, а времена меняются.

    Кто он теперь? Почти святой
    Из тех, что мало кто сумеет вынести,
    Из тех, что стал ещё одной звездой?
    Сейчас он чист, развеяны все примеси.

    Он не забыт, не отомщён.
    Зажгут во тьме огни его поклонники
    И вспомнят всё, за что боролся он,
    Построят вновь
    простые
    колоколенки...

    25.7.1.

    На закате

    Не торопись, закат,
    Упасть на воду эту,
    Будь тихим и раздетым,
    Ведь я ещё не свят.

    Стою, прошу себе
    Ещё одну надежду;
    Безмолвно, как и прежде,
    Сомнения разбей!

    Я вижу глаз небес,
    Его хочу оставить
    И вещим криком славить
    От нас уставший лес.


  • Наверх
  • Не спетые песни


    Раздел будет оформлен позднее


  • Наверх
  • Нерасцветшая любовь


    Подарок

    Заросшей тропинкой по лесу иду.
    Лишь птицы не спят, а вода – отдыхает.
    Ищу что? – не знаю, и значит, найду
    На свете чего никогда не бывает.

    И этот подарок тебе принесу,
    Пока на заре ты глаза открываешь.
    Ты спросишь: «Что видел мой милый в лесу?»
    Но я не ботаник, и ты это знаешь.

    Ты будешь гадать над подарком весь день
    И вечером скажешь: «Как я устала…»
    Увидим тогда непривычную тень
    И вспомним про ночь на Ивана Купалу.

    И вспомним тогда про зарытый мной клад,
    Найдем мы его и откроем беспечно.
    Внезапно поймешь, что свершился обряд,
    И станешь в ту ночь лишь моей ты навечно.

    24.6.00

    Очарованный тобой

    Разбуди меня водой,
    Росой огненной,
    Чтобы стал я молодой,
    А не согбенный;
    Догони своей стрелой,
    Сердце жалящей;
    Сделай мир своей игрой,
    Солнце жарящей;
    Заплети одной косой
    Свои волосы;
    Песни чудные пропой
    Чудным голосом;
    Ты обдай меня грозой,
    Ранней свежестью;
    Уведи к звезде тропой
    Своей нежности;
    Принеси к себе домой
    Дар касания;
    Подари во тьме ночной
    Целование;
    Восхитись стихов строфой
    Забракованной –
    Буду вечно я тобой
    Очарованный.

    29.10.00

    Нить имён

    Маше

    Ты вплети имена в нить восторга,
    Расскажи мне сюжет твоей юности грёз,
    Но не думай, что платишь ты всем слишком дорого
    За звучание слов вместо слёз.

    Нарисуй на ключах свои знаки,
    Не дели родники на свои и мои,
    Посади вокруг них георгины и маки,
    Пусть закроют от тьмы те ручьи.

    Я приду помогать в твоём деле,
    Буду долго с тобой о стихах говорить,
    Мы обсудим всё то, что ещё не успели,
    Я вплету псевдоним в твою нить.

    Я вернусь сразу после метели,
    Расскажу о скитаниях в дальних краях,
    Никуда не сбегу (разве только в апреле),
    Коль нужны не рассказы, а я.

    Мы не станем придумывать сказки
    О своём неразгаданном круге друзей,
    Но напротив, мы бережно носим все маски,
    Чтоб не знать, от чего веселей.

    Если встретимся в сумраке дома,
    Опьянеем друг другом, как будто с вина,
    И расстанемся, словно совсем не знакомы,
    И сплетём не свои имена.

    Ты вплети имена в нить восторга,
    Обмани миражи вереницею грёз,
    Но не думай, что платишь ты всем слишком дорого
    За рожденье ярчайшей из звёзд.

    M. F. L.

    Теперь не вспомню все детали,
    Когда меня украла ты
    Из плена девственной печали
    Тем дерзким видом наготы.

    Ты увела в июньский вечер
    Меня, мальчишку, за собой.
    Мне руки положив на плечи,
    Шептала: «Вот подарок мой».

    Ты показала игры взрослых,
    Их радость, муку, жар и боль.
    Ты говорила: «Всё так просто,
    Сыграй любимую мне роль».

    Нас резко бросило в нирвану
    Движенье тел, сплетенье ног
    И гибкость трепетного стана.
    А я переступил порог.

    За ним меня волной огромной
    Несло, чтоб пить любви твой сок.
    Прости, всего уже не помню,
    Всё помнит лишь один песок.

    Целуясь, мы всю ночь сидели,
    Друг друга приобняв слегка.
    Нам соловьи всё время пели
    И нежно грела нас река.

    Рассвет нас вырвал из объятий
    И спас двоих от лишних снов.
    Поспешно надевая платье,
    Сказала ты: «Не надо слов»…

    Другая любовь

    Сколько будешь ночью сниться
    Ты ласкающей десницей?
    Ждёт меня немало мук
    В жёстких играх мягких рук.
    Окольцована, как птица,
    То ли врач мой, то ль недуг.

    Ты приходишь так красиво,
    Улыбаясь молчаливо,
    Дозы радости тая,
    Но опасна, будто яд.
    И в томлении счастливом
    Так близка, но не моя.

    Помнишь ли сама, что хочешь,
    Знаешь ли, о чём пророчишь?
    Здесь лежит конец начал.
    Мой предел мечтаний мал:
    О фантом и дня, и ночи!
    Ждать тебя я так устал.

    Последний защитник

    Я злой тебя назвал богиней,
    Но я ошибся: ты земна.
    И ты останешься одна,
    И твой заступник всех покинет,
    Когда появится луна.

    И ты увидишь страшный сон,
    Как силы зла со всех сторон
    Тебя стремятся погубить,
    Пленить, и ранить, и убить.
    Бегут чудовищные звери,
    И закрываются все двери
    К любви, к надежде, да и к вере
    Нет доступа ни в коей мере.
    Ты слышишь плач, ты слышишь стон
    И жуткий погребальный звон.
    Ты видишь страх в глазах людей,
    У всех: от нищих до царей.
    И рвутся, как при штурме, стены:
    Итог – твоей? его? – измены,
    И падают, как листья, храмы
    Во славу, честь прекрасной дамы.
    Меняются и тьма и свет,
    И выхода, конечно, нет.
    Среди защиты – только я
    Без шлема, лат, меча, копья…

    И ты дрожишь, ещё не зная,
    Что это – бред, мечта иль явь?
    Виденье будто исчезает…
    О неразумная, восславь
    Последнего гонца из рая!
    И ты уже слегка спокойна,
    Но стоит лишь закрыть глаза,
    А там – идут чужие войны,
    Там – ураган, метель, гроза.
    И ты следишь почти безвольно

    За тем, как трескается сталь
    И плавится огнём хрусталь,
    Как исчезает красота
    И искажаются места.
    Ты узнаёшь тропинки судеб,
    Всё то, что было, есть и будет.
    Следишь за грубой властью жара
    И за безмолвием удара.
    И воин тьмы сражён лучом,
    Отдав салют своим мечом.
    А я упорно мчусь на бой,
    Благословлённый лишь собой.
    Трубят рога, вновь вызов брошен,
    И тяжесть непосильной ноши
    Не ощущается плечами.
    Изрезан воздух сплошь мечами,
    Снаряды, стрелы здесь свистят,
    Сравнять с землёю всё хотят
    И на меня копьё летит,
    Толчок – и кровь. И я убит.

    А ты, надменно улыбаясь,
    Могла остановить тот бой,
    Смотрела хитро, не стараясь
    С восторгом справиться с собой.
    Игрой тихонько забавляясь,
    Ты поняла, что здесь всё просто,
    Забыв пять прожитых минут.
    И с высоты земного роста
    Наводишь свой порядок тут:
    Кресты, и пепел, и погосты.

    Закончен бой. И тишина.
    Из ночи вдруг идёт она,
    Твоя сестра. А я горю
    И, мёртвый, всё благодарю
    Ту, что доверилась мне слепо:
    Я за неё погиб нелепо.
    Её в последний раз увидел,
    И пусть простит, коль чем обидел,
    Не все дары отдать успел.
    Я с ней немногого хотел:
    Идти, не подавая рук,
    И слушать каждый леса звук.
    Лишь ей хотелось быть защитой.
    Но кончен бой. Глаза закрыты,
    И на исходе жизни круга
    Я вижу лишь могилу друга.
    И рвётся на листки тетрадь,
    Тебе и ей их не собрать:
    Живым нельзя их прочитать,
    Хотите – нужно умирать.

    Печаль и скорбь. Туман и слёзы.
    А я убит, разбит, сражён.
    И тем, кто был в меня влюблён,
    Лишь сожалеть ещё не поздно.
    Ты помнишь? – это был не сон.

    * * *

    Что нас свяжет, какие нити,
    Кто нам скажет: любовь храните,
    Кто покажет судьбы круги,
    Кто поляжет – друзья, враги?

    Что желаешь – мне узнать бы,
    С кем растаешь солнцем свадьбы?
    Кто поймет – не даст ответ,
    В сердце мая оставишь след.

    29.5.2.

    * * *

    Раннее утро. Туман над рекой.
    Солнце не хочет светить во всю силу.
    В этом раю всё приносит покой,
    Как мне его ты когда-то дарила.

    Только сейчас ты опять не со мной,
    Где-то ты спишь, как всегда ты любила,
    С кем-то другим или с кем-то другой,
    Им, но не мне улыбаешься мило.

    Мне всё равно, где живёшь ты теперь,
    Ревность – глупа и совсем неуместна.
    Но не забуду твой голос, поверь;
    Помню тебя лишь открытой и честной.

    Распутица

    В поле ли под звёздами
    Ночевать в грязи,
    С росами ли слёзными,
    В баньке ли вблизи,
    Быть ли мне паганому
    С идолом во тьме,
    Сытому ли, пьяному,
    С чистым на уме?

    Мне ль судьба тревожится,
    К доброму ведёт,
    Как же завтра сложится –
    Кто его поймёт?
    Добывать ли гуслями
    Хлеб свой без конца –
    Волосами русыми
    Не прикрыть лица…

    Что ж ты, плачешь, девица:
    Мне ль тебя любить?
    Здесь туманы стелятся,
    В них не нам ходить.
    Что мне – солнцем красные
    Очи целовать
    Иль ночами ясными
    С жаром волхвовать?

    Что же мне нагадано:
    Погибать в бою
    Там, где век не рады нам,
    За любовь свою?
    Или жить до старости
    В тереме с крыльцом
    С ласкою да радостью
    Под одним венцом?

    Что молчишь, распутица,
    Дай же мне ответ:
    Как теперь распутаться,
    Повстречать рассвет?
    Полюбил красавицу –
    Больно на душе:
    Как же ей понравиться,
    Люб ли я уже?

    ***

    Юноша звездный и Девушка-Лето
    Связаны жертвенным горем её
    Так, что бессильны слова и приметы,
    Там, где в душе все кружит вороньё.

    Девушка-Лето и юноша звездный:
    Им довелось выходить против всех.
    Вместе учились, коль не было поздно,
    Сдерживать боль и сдерживать смех.

    Юноша звездный и Девушка-Лето:
    Им не почувствовать пламя любви.
    Так им когда-то велели приметы:
    Не забывать про пристрастья свои.

    Девушка-Лето глядит увлеченно
    В холод в глазах нерастаяших льдин.
    Ей ли не знать, что уже обречен он -
    Юноша звездный - остаться один.

    Вспомнить когда-нибудь юноша звездный,
    Вспомнит в свои одинокие дни
    Девушку-Лето... И Девушку-Солнце.
    Вспомнит - и тут же погасит огни.

    14.11.3.


  • Наверх
        Наверх