Вход на сайт
Имя: 
Пароль: 
 

Регистрация


Вы-посетитель страницы #
49761
с 28.11.2010

путешествия > Метродворец. Москва > Введение

Задуманный как усовершенствованная линия трамвая, как подземный этаж улиц столицы, московский метрополитен со временем стал проектом более грандиозным, идеологически значимым для всей страны и её руководства. Вопреки распространенному мнению, изначально не задумывалось никаких "подземных дворцов для пролетариата", более того, отношение к архитектуре станций было настолько несерьезным, что ею занимался всего лишь отдел Метропроекта - организации, проектировавшей подземку в целом. Это, однако, не помешало бригаде архитекторов "второго эшелона" создать запоминающиеся станции первой очереди (от Сокольников до Парка Культуры с ответвлением от Охотного ряда до Смоленской Филевской линии), победить осознание замкнутого подземного пространства, заменив его ощущением легкости. В 1937 г. на Всемирной выставке в Париже три станции получили дипломы.

Станции второй очереди (Киевская Филёвской линии, Площадь Революции, Курская Арбатско-Покровской линии, участок Сокол - Театральная за вычетом встроенной в 1979 г. в действующую линию Тверской) внешне сильно отличаются станций от первой очереди, они богаче и декорированы намного тоньше. Архитекторам удалось выработать изощренное чувство формы и создать множество свободных вариаций, отталкиваясь от наследия прошлого. В это время им почти уже не приходилось встречаться с отказами в том или ином материале - будь то драгоценный орлец, нержавеющая сталь (бывшая ранее крайне дефицитной!), скульптуры из фарфора или мозаика из смальты.

К проектированию станций, построенных во время войны (и объединяемых понятием "станции третьей очереди" - от Новокузнецкой до Автозаводской и от Бауманской до Партизанской), приложили руку и известные архитекторы. Разработка этих станций велась еще до войны, поэтому стилистически они однородны с предыдущим поколением станций. Лишь обилие военной тематики в декоре напоминает нам о тяжелейшем времени, в котором велось строительство.

Апофеозом "классической" эпохи московского метростроения стала Кольцевая линия, вобравшая в себя всё разнообразие форм, которое можно было найти в западноевропейской классике (более "экзотические" проекты в стиле, например, русского деревянного зодчества или голландского барокко были отвергнуты). Здесь и просторная Курская со знаменитым "каменным цветком", и по-московски барочная Комсомольская и монументально-мемориальная Октябрьская, и арочная Добрынинская, и волшебная Новослободская

Со смертью И.В. Сталина закончился и золотой век метрополитена. Н.С. Хрущев вмешивался в архитектурную полемику с присущей ему бесцеремонностью, началась кампания по борьбе с излишествами в архитектуре. Пожалуй, будет правомочным сказать, что искусство сменилось штамповкой: пластичный, дешевый, прощающий ошибки и относительно легкий в обработке металл позволил в кратчайшие сроки удовлетворить невеликие эстетические потребности жителей спальных районов, уже весьма довольных тем, что к ним пришел такой демократичный и надежный вид транспорта, как метрополитен. Это привело к "очистке" станций от каких-либо украшений, метрополитен возвращен к своей чисто утилитарной транспортной сущности. Изящная мозаика, скульптура, кессонированные своды уступили место металлической чеканке, широко в это время распространившейся. Вся страна переживает увлечение чеканкой как универсальным украшением любых помещений - от маленьких настенных (и надверных) панно в спальнях до индустриальных пейзажей в холлах гостиниц и залах аэропортов. Металлические рельефы стали чуть ли не единственным элементом декора станций, позволяющим отличать напоминающие убогим настенным кафелем общественные туалеты "сороконожки" (это чувство особенно было навязчиво на уныло-белой Академической, пока кафель на её путевых стенах не заменили сайдингом) друг от друга.

Однако, традиции, существовавшие в архитектуре метро, оказались необычайно сильны. Несмотря ни на что, архитекторы продолжали считать приоритетной внутреннюю сущность станции - подземный дворец. Пространство нарочито не уподоблялось подземелью, а устремлялось ввысь. Менялся облик станций и эстетика декоративного оформления, но логика построения подземного интерьера оставалась прежней. Удивительно лишь, что архитекторы, находясь в постоянной борьбе с типовым проектированием, выбрали из многообразия художественных решений предыдущих времен лишь пару вариантов для разработки новых станций метрополитена. К примеру, Чертановская - просто копия Кропоткинской, а односводчатые станции мелкого заложения (Люблино, Кантемировская, Южная) трудно различить между собой.

Однако в последние годы, несмотря на крайне скромные объемы метростроительства, можно сказать, что его архитектурно-декоративное разнообразие успешно пополняется новыми формами, пусть и основанными на образцах "классической" эпохи: вспомним формы Бульвара Дмитрия Донского, светильники в стиле арт-деко (модерн) на Трубной, скамейки на Славянском бульваре или асимметричные формы стиля хай-тек, примененного на Выставочной.

В рамках скромного интернет-проекта я, конечно, не претендую на академическую глубину этого исследования разнообразного декора московского метрополитена - этому мешает уже отсутствие у меня хотя бы специализированного образования, однако, смею надеяться хотя бы на достаточно полный охват предмета иллюстративным материалом.

Итак,

Осторожно, двери закрываются. Следующая станция…

Следующая: Калужско-Рижская линия